Шар времени

0

Миллиарды людей отметят завтра по всему миру начало нового 2018 года, глядя с большими надеждами на медленно опускающийся большой сияющий шар. Почему мы делаем это? Что за история стоит за этой традицией и что, блин, такое «шар времени»?

Согласно сайту площади Таймс-сквер, ньюйоркцы начали праздновать на ней Новый год в 1904 году, отчасти благодаря Адольфу Оксу, издателю «Нью-Йорк таймс», которая, в свою очередь была тёзкой Таймс-сквер. Окс стал устраивать фейерверки чтобы отметить новый 1904 год, отпраздновать инаугурационный год «Нью-Йорк таймс» на новом месте, но город запретил фейерверки в 1907. Ему пришлось найти более подходящий способ.

Исторически шары времени ничего не имели общего с Новым годом. Они были больше связаны с практическим применением, чем с празднованием. В 1800-е, прежде чем ввели часовые пояса, капитаны судов использовали нечто под названием хронометр, чтобы вести учёт времени. Это в принципе были большие карманные часы, но моря бушуют, и иногда эти тонкие устройства становились неточными, теряя свою значимость. Если устройство не было откалибровано, капитаны могли сбиться с учёта своих скоростей или «текущих ставок», и рисковали столкнуться с косяками рыб, которые замедляли их ход.

Англия нашла решение, введя специальное время каждый день чтобы моряки конкретно «сверяли свои часы», как они делают это сегодня. В 1 час пополудни с береговой морской обсерватории падает шар, который капитаны могут видеть со своих кораблей. Первый шар был установлен в Английской Королевской обсерватории в Гринвиче в 1833 году. С тех пор капитаны могли настраивать свои хронометры более верно.

Когда Окс искал замену символу праздника, потому что его планы с фейерверками были отменены, он не пожалел денег и создал яркий шар времени из железа и дерева весом в 700 фунтов, который должен был спускаться с башни здания «Таймс» в полночь, чтобы оповестить начало 1908 года. И все, кто смотрят на него, теперь знают, когда Нью-Йорк официально начал новый год. Таймс-сквер продолжит эту традицию в 110-й раз воскресной ночью.

В результате пожара в Бронксе погибло по меньшей мере 12 человек

0

По меньшей мере 12 человек погибли, когда огонь, подпитываемый порывистым ветром, прорвался через столетнее жилое здание в Бронксе в холодную ночь в четверг, сообщили официальные лица Нью-Йорка. Это был самый смертоносный пожар в городе за более чем четверть века.

Помимо погибших, четыре человека получили тяжелые ранения, двое — ранения, не представляющие угрозы для жизни, заявил мэр Нью-Йорка Билл де Блазио на пресс-конференции в четверг. Самому молодому из погибших был 1 год, самому старшему — за 50.

«Сегодня вечером в Бронксе мы видели самый трагический пожар по крайней мере за четверть века, — написал мэр в «Твиттере» вечером в четверг. — Это не выразить словами, семьи утопают в горе».  Подробнее…

Мы спросили женщин-рабочих о домогательствах. Вот их рассказы

0

Женщина из ремонтной бригады была преднамеренно брошена на вершине 200-футовой ветровой турбины ее коллегами-мужчинами после долгих месяцев издевательств. Сотрудница аэрокосмического предприятия получила прозвище «Птичий корм», потому что мужчины вились вокруг нее как голуби. Мужчины бросали инструменты в коллег-женщин или специально включали электричество, когда те начинали работать на линиях.

Сексуальные домогательства были эндемичными на рабочих местах голубых воротничков с того момента, когда женщины пришли работать на них, и они продолжаются и по сей день, согласно опросов более десятка юристов по труду, ученых и сотрудников Комиссии по равным возможностям в области занятости, а также десятков женщин, которые описали такие инциденты. Более 80 женщин из этих областей деятельности ответили на просьбу сообщить о сексуальных домогательствах. Они, наряду с несколькими другими опрошенными, рассказали о повторяющихся, и даже опасных домогательствах на рабочих местах от заводов до верфей, от шахт до строительных площадок.

Один из золотоискательниц, Ханна Хёрст описала свои притеснения на работе как более грубые, чем те, которые она терпела, когда служила в армии в Ираке. Мужчины давали комментарии о ее яичниках, показывали друг другу мобильные телефоны с порнографическими фотографиями и везде клеили наклейку, на которой были изображены человек в каске, стоящий на руках и коленях, и женщина на спине с раздвинутыми ногами. Надпись: «Работе шахтёра нет конца». Она ушла после того, как ее бур и рация были испорчены до такой степени, что она не могла нормально работать и не слышала инструкций, и это ставило под угрозу ее безопасность.

«Работа в шахте остаётся в крови, — сказала г-жа Херст, которая теперь работает горным инспектором за гораздо меньшие деньги, чем она зарабатывала в шахте. – В конце концов я ушла. Мне создали такие невыносимые условия, что я должна была уйти».

Подробнее…

 
 
Наверх