«Брехопоказания» полиции: упорная проблема

0

Полицейский Нектор Мартинез вышел на свидетельскую трибуну в бронксском суде 10 октября 2017 года и поклялся говорить правду, всю правду и ничего кроме правды, да поможет ему бог.

Произошла перестрелка, свидетельствовал Мартинез, и он хотел обыскать квартиру неподалёку на предмет наличия улик. В дверях стояла женщина, державшая в руках мешок с бельём для стирки. Мартинез сказал, чтобы она опустила мешок «посередине дверного проёма», прямо на его пути. «Я подобрал его чтобы сдвинуть с дороги, и мы смогли войти».

Мешок был тяжёлым. Когда он его опустил, сказал он, он услышал «глухой звук, удар».

Что там внутри?

Мартинез постучал по мешку ногой и почувствовал что-то твёрдое, показал он. Он открыл мешок, обнаружил 9-миллиметровый пистолет «Ругер» и арестовал женщину.

Но камера видеонаблюдения в коридоре запечатлела реальные события: в поле зрения Мартинеза не было ни мешка для белья, ни пистолета, другие следователи опрашивали женщину в дверях, а затем вошли в квартиру. Внутри они нашли оружие, но мало что связывало пистолет с женщиной, Кимберли Томас. В любом случае если бы камера не сняла сцену в коридоре, показания Мартинеза вполне могли бы отправить её в тюрьму.

Когда адвокат Томас пожелал воспроизвести видео в суде, обвинители Бронкса закрыли дело. Суд засекретил документы, убрав с глаз проблему такую старую и неизменную, что система криминальной юстиции иногда реагирует на неё немногим больше чем просто пожиманием плечами: лжесвидетельство полиции.

«За закрытыми дверями мы называем это брехопоказаниями, – сказал сотрудник нью-йоркской полиции Педро Серрано в недавнем интервью, произнеся слово, которое полицейские выдумали по меньшей мере 25 лет назад. – Берёшь правду и немного его растягиваешь».

Расследование «Нью-Йорк таймс» обнаружило, что в более чем 25 случаях, начиная с января 2015 года судьи или обвинители определили, что ключевой аспект показаний нью-йоркских полицейских, вероятно, был неверным. «Таймс» обнаружила эти дела – многие, из которых засекречены – благодаря интервью с адвокатами, полицейскими и действующими и бывшими судьями.

В этих делах полицейские лгали о местонахождении оружия, вкладывали его в руки или за пояс подозреваемых в то время, когда они были спрятаны. Они врывались в квартиры и производили обыски, чтобы потом свидетельствовать об обратном. Под присягой они давали показания из первых рук по поводу преступлений или арестов, которых они фактически не видели. Они лжесвидетельствовали что видели наркотики, чтобы потом отречься или признать, что они солгали.

Подробнее…

 
 
Наверх