Машина выселений молотит по Нью-Йорку

0

Когда Нери Карранза пошла смотреть квартиру в западной части 109-й улицы на Манхэттене, в кармане её голубой куртки лежали свёрнутые в рулончик деньги на случай если жильё ей понравится. Это была первая квартира, которую она смотрела в своей жизни, первый раз, когда она могла бы жить в собственном доме, за который она платила бы с зарплаты со своей первой работы на стекольном заводе. И квартира была точно такой, как описывала её подруга из церкви: маленькая, но удобная.

Так в морозный воскресный день в 1956 году Карранза, которой тогда было 32 года, с шапкой чёрных волос и жгучим желанием получить независимость, переехала в узкую трёхкомнатную квартиру. Она устроила там всё по-своему, отмывая и обставляя её каждое воскресенье, сажая жёлтые розы и ярко-розовую герань в ящики на окнах, крася стены белой краской, когда приходило время. Владельцы менялись, Карранза жила дальше, пуская корни в крупном латинском районе.

«У меня было всё, что бы я ни захотела», – сказала Карранза.

Но однажды в 2010, когда ей было 87, Карранза узнала, что новый владелец хочет выселить ей по самой бессмысленной причине: считалось, что она не жила в своём любимом доме.

Она была далеко не единственной съёмщицей, которой грозило выселение собственником, «Орбах груп», компанией из Нью-Джерси, недавно заплатившей около 76 миллионов долларов за здание, в котором она живёт, и ещё 21 дом в округе, сделавшись монополией, полностью захватившей большинство жилой площади квартала на западе 109-й улицы. «Орбах» подала иски о выселении в жилищный суд на ряд её соседей из квартир, арендная плата за которые контролировалась государством.

То, что случилось с Карранзой и другими, показывает, как жилищная судебная система Нью-Йорка, созданная отчасти для защиты арендаторов от опасных условий проживания, вместо этого помогает владельцам жилья вытолкать жильцов и вырвать самый ценный гражданский ресурс – доступное жильё – из рук регуляторов и отправить его на свободный рынок.

В жилищной системе Нью-Йорка можно запутаться. Вот краткий курс ваших прав и их использования.

Квартиры с регулируемой арендной платой, часто единственное жильё в Нью-Йорке, которое люди со скромными доходами могут себе позволить, исчезают в ходе гентрификации, неумолимо несущейся по городским районам. Мэр Билл де Блазио, находящийся на посту второй срок, объявил делом чести погасить этот кризис, в ходе которого исчезает доступное жильё и увеличивается число бездомных. Однако, все усилия города по созданию нового доступного жилья тратятся на дуэль с противостоящей силой: мощными стимулами для владельцев жилья делать всё возможное, чтобы избавиться от существующих доступных квартир. Дело не только в том, что растущие население и экономика города создали доходный свободный рынок. Вся структура защиты арендаторов – хотя, наверное, и самая сильная в стране, по крайней мере на бумаге – постоянно разрушается законами, принятыми в пользу владельцев жилья из Олбани и необдуманными решениями.

Владельцы площади, особенно юридические лица, которые контролируют всё большую долю рынка, следуют стандартному сценарию по избавлению от жильцов. Это часто становится первым шагом для поднятия арендной платы до достаточного уровня – по действующим правилам не выше 2733,25 доллара в месяц – чтобы вырваться из кандалов правил. Владельцы часто предлагают жильцам компенсацию, чтобы они съехали. Они могут досаждать им плохим качеством услуг и постоянным ремонтом. И ещё, иногда без всяких оснований, они могут подать на жильцов в жилищный суд

Невозможно сказать сколько выселений были несправедливыми. Много людей, которых выселяли по суду, имели долги по аренде, и некоторые арендаторы явно злоупотребляли законом, оставаясь в своих квартирах, не платя за неё месяцами. Для мелких владельцев жилья такие съёмщики могут стать причиной финансовой катастрофы.

Подробнее…

 
 
Наверх