Китай не играет за Кубок мира. Но хочет получить прибыль

0

Когда Кубок мира откроется в Москве 14 июня, футбольные фаны смогут заметить нечто неординарное. Вместе с рекламой вдоль поля известных глобальных брендов – «Виза», «Адидас», «Кока-кола» – они увидят быстро распространяющиеся эмблемы безвестных компаний с названиями типа «Мению», «Виво» и «Ванда». Эти новоиспечённые спонсоры Кубка мира продают товары слабо связанные с футболом. Последние три, например, предлагают молочные продукты, электрические скутеры и кинотеатры. Все они, к тому же, из страны, чья национальная сборная не забила ни одного гола на чемпионатах мира и в этом году не вошла в число прошедших квалификацию 32 команд, но которая по-прежнему считает себя будущим футбола: из Китая.

Пекин не делает тайны из своих футбольных амбиций. В течение последних нескольких лет президент Си Цзиньпин призвал превратить Китай в «футбольную супердержаву», которая примет Кубок мира, будет квалифицирована для участия в нём, и к 2050 году, вероятно, выиграет его. Последняя цель кажется до смешного недостижимой: мужская команда Китая болтается на 73 месте в мировом рейтинге позади такой несокрушимой силы как Кюрасао и Кабо-Верде. Однако, внезапное возникновение китайских компаний в качестве главных корпоративных спонсоров нынешнего Кубка мира намекает на успешное расширение позиций страны в мире футбола. Её вторжение стало возможным благодаря кризису. На самом деле, двум кризисам. Хозяйка турнира, Россия, и руководящий футболом орган, ФИФА, осаждены скандалами и спорами, которые бросили тень на мероприятие и затруднили привлечение корпоративных спонсоров.

ФИФА всё ещё приходит в себя после дела о трудноискоренимой коррупции, которое стало причиной смещения её долгосрочного президента Сеппа Блантера в 2015 году и привело к обвинению более чем 30 фигур по всему миру. Россия тем временем подвергается резкой критике на Западе за всё подряд, начиная с отравления бывшего шпиона и его дочери за рубежом до поддержки войн в Сирии и на Украине и вмешательства в западные выборы. Когда член британского парламента сравнил Кубок мира этого года с нацистской Олимпиадой 1936 года, Борис Джонсон, министр иностранных дел, согласился с ним, сетуя на «тошнотворную перспективу торжества Путина на этом спортивном событии». Внешний облик самого популярного в мире спортивного мероприятия сдуло как ветром. «Прежняя риторика русских по поводу Кубка мира – «Мы приветствуем мир!» – почти исчезла, – говорит Свен Даниэль Волфе, эксперт по российской спортивной политике университета Лозанны. – Российская элита не смогла объединиться с Западом. Она сейчас крайне заинтересована выставить напоказ свою «переориентацию на Восток».

Не считая прав на телетрансляцию, корпоративное спонсорство составило крупнейшую долю выручки ФИФА, примерно 1,58 миллиарда долларов (из 4,8 миллиарда всей выручки) на Кубке мира 2014 года в Бразилии. Компании тягались за спонсорские места, желая продвигать свои бренды среди аудитории, которая может насчитывать более 3 миллиардов зрителей. (Только финал в Бразилии привлёк более миллиарда зрителей. Суперкубок 2018 года смотрели чуть более 100 миллионов). Но скандалы изменили расчёты. Опасения быть связанными с ФИФА или Россией могли отпугнуть некоторых крупных партнёров («Сони», «Джонсон и Джонсон», «Кастрол») и других потенциальных спонсоров. «Мы привыкли, что крупные компании стояли в очереди, – говорит Патрик Нелли, специалист по маркетингу в области спорта, который помогал при разработке многоуровневой спонсорской системы. – Теперь невозможно привлечь ни одну из крупных марок».

Подробнее…

 
 
Наверх