В Балтиморе и не только похищенное хакерское ПО сеет хаос

0

Почти три недели Балтимор борется с кибератакой цифровых вымогателей, которая заблокировала тысячи компьютеров, не даёт пользоваться электронной почтой и нарушила проведение сделок с недвижимостью, выставление счетов за воду, работу систем оповещения и других услуг. Но вот чего не знают расстроенные работники городских служб и местные жители: ключевой компонент зловредного программного обеспечения, которое киберпреступники используют при атаке, был разработан на деньги налогоплательщиков в Агентстве национальной безопасности, находящемся в нескольких минутах езды по шоссе Балтимор – Вашингтон.

С 2017 года, когда АНБ потеряло контроль над программой, она попала в руки работающих на государство хакеров из Северной Кореи, России и совсем недавно Китая, и они протоптали тропу разрушений, оставляя за собой ущерб на миллиарды долларов. Однако, год назад кибероружие вернулось как бумеранг и сегодня объявилось в собственном дворе АНБ. Это происходит не только в Балтиморе. Эксперты по безопасности говорят, что атаки «Итернал блю» достигли своего пика и киберпреступники нацеливаются на уязвимые американские города от Пенсильвании до Техаса, парализуя местное правительство и увеличивая расходы.

Ранее о связи АНБ с атаками на американские города не сообщалось отчасти потому, что управление отказывалось обсуждать или просто признавать утрату кибероружия, слитого из сети в апреле 2017 пока так и установленной группой, называющей себя «Теневыми брокерами». Несколько лет спустя АНБ и ФБР так и не знают кто они: иностранные шпионы или недовольные инсайдеры.

Томас Рид, эксперт в области кибербезопасности университета Джона Хопкинса, назвал случай с «Теневыми брокерами» «самым мощным и дорогим провалом АНБ в истории», нанёсшим больший ущерб чем хорошо известная утечка данных 2013, произошедшая благодаря Эдварду Сноудену, бывшему сотруднику ЦРУ.

«Правительство отказалось принять на себя ответственность и просто ответить на самые простые вопросы, – сказал Рид. – Надзор Конгресса, по всей видимости, не справляется. Американцы заслуживают ответа».

АНБ и ФБР отказались дать комментарии.

Подробнее…

«Пинт» — новая доска

0

 

Микс идей по доскам, воплощённых на сегодня. Стоит от 950 долларов, цена доходит до 1800.

 

Решение финала беспилотной доставки от «Форда»: робот-доставщик

0

Это робот без головы в машине без водителя.

«Форд» работает над способом решения того, что исследователи в области автономного вождения называют «проблемой последних 50 футов» (15 метров). Если беспилотный автомобиль службы доставки прибывает к вашему дому без единого человека на бору, кто донесёт коробку, сумки с едой или пиццу с пылу с жару до вашего порога. Робот, конечно, выручит в этой ситуации, и чаевых давать не надо.

В случае с «Фордом» решением стал «Диджит», андроид на двух ногах как у аиста, с руками, способными нести груз в 18 килограмм и оснащённым камерой торсом, на вершине которого есть лазерный сенсор в виде шайбы. Он выглядит как безголовый двоюродный брат боевого дроида из оплёванных приквелов «Звёздных войн».

Задача беспилотной доставки более непреодолима, чем роботизированное такси и…, возможно, более легка в исполнении. Например, не нужно беспокоиться о безопасности живых пассажиров. А расцвет интернет-торговли превратил доставку заказов в область с гигантским ростом. Спросите «Амазон», который потратил на доставку в прошлом году 27 миллиардов долларов.

Уберём живого водителя из уравнения и расходы на доставку рухнут на 60 и более процентов. Выгода может составить миллиарды.

«Форд» хотел бы запустить роботов «Диджит» не позже 2021 года вместе с запланированным стартом использования своего автономного автопарка, который будет перевозить людей и грузы круглые сутки.

«У нас будет автономный парк, и моя цель – выпустить роботов в рабочем состоянии в это же время», – сказал Крейг Стивенс, директор отдела контроля и автоматики исследовательского подразделения «Форда» в области продвинутой инженерии.

Подробнее…

Столичный дневник. Нью-Йорк, 20 мая 2019

0

Перерыв на обед

Я давно хотела попасть в один секонд-хенд с Ист-виллидж. Когда я наконец добралась до него, на двери была приклеена табличка: «Перерыв на обед. 10 минут!»

Я решила подождать. Женщина постарше меня подошла к магазину, дёрнула дверь, пробурчала что-то себе под нос и дёрнула дверь снова. Мне показалось, что я немного поняла что она сказала.

«Вы говорите по-китайски?» – спросила я на мандарине?

«Да», – ответила она на кантонском.

Мандарин и кантонский диалект различаются до такой степени, что люди, которые говорят только на одном из них с трудом могут общаться. Мы женщиной состряпали лингва франка из маханий руками и обрывками на мандарине и кантонском, которые мы обе понимали.

Она сказала, что ищет миску. Я ответила, что конкретно ничего не имела на примете.

Десять минут прошли, продавец не появлялся. Женщина дала понять, что не будет ждать. Она спросила куда я направлялась.

Просто бродила, сказала я.

Она схватила меня за плечи и повернула меня лицом вниз по улице. Я не поняла куда она хотела меня направить, но была так настойчива, что я пошла. Мы громко попрощались.

Когда я оглянулась, она исчезла за углом.

Платформа Пенсильванского вокзала

Несколько лет назад я ехала в переполненном вагоне линии «Е» с Пенсильванского вокзала на работу когда я услышала тяжёлый удар.

У моих ног был «Айпод тач» с наушниками в переливчатом зелёном чехле. Я нагнулась, подобрала его и спросила людей рядом со мной не уронил ли кто из них. Никто не взял.

Когда я пришла на работу, я позвонила в «Эппл», чтобы узнать, могут ли они связать меня с владельцем. Не случилось.

На следующий день я ждала на платформе Пенсильванского вокзала в месте, где вчера села в поезд. Состав «Е» подошёл  и люди начали выходить.

Я подняла «Айпод тач» над головой.

«Это вчера уронили?» – сказала я в толпу.

«Да», – сказал человек, шагнув в мою сторону.

Я сказала, что если он введёт правильный код, он может забрать плеер. Он ввёл.

Я предложила ему обняться и потом поехала в следующем поезде на работу.

 

Танцы в темноте

Был жаркий субботний вечер, и работы в туннеле между Куинсом и центром так запутали дела, что ничего не двигалось.

Несколько скучающих полицейских с фонариками пытались держать ситуацию под контролем. Одна из них танцевала со своим фонариком. Казалось, что её весело.

Неожиданно крупный человек вылез из большого белого «Линкольна» и подошёл к ней. Я забеспокоился, что он собрался вступить в драку.

Вместо этого он начала танцевать вместе с ней минуту или две, пока движение снова не пошло. Тогда он вернулся в машину и уехал.

 

Часы нужны?

Однажды в 1977 году, выйдя из колледжа Лемана в Бронксе я шёл к станции Кингсбридж-роад, когда ко мне подъехала машина. Парень, сидевший на пассажирском сиденьи свернкул из окна часами. Я отрицательно замахал рукой.

Через несколько дней я вышел из дома в Вудсайде в Куинсе. Когда я шёл по кварталу, увидел притормаживающую машину. Это был тот же парень, и он показывал мне часы.

«Я сказал тебе на Гоулден-авеню в Бронксе тот день и опять говорю тебе нет, – сказал я, не сбавляя шага. – Хватит меня преследовать.

 

Восхищённый взгляд

Я ехала в метро по 6-й линии на юг города. Напротив моего места стояла женщина, которая одной рукой держалась за столбик, а в другой держала мобильник.

Её заплечная сумка привлекла мой взгляд. Моя уже давно излохматилась, а о такой, как у неё, я давно мечтала, но никак не могла найти. Идеальные размер и форма, с карманами в нужных местах.

Я не могла разобрать бренд со своего места. Я хотела спросить её. Но её вид, казалось, говорил: «Не подходи!». Когда она не смотрела в свой телефон, она смотрела в пустоту, о чём-то думая.

Если я не улучу момент, она сойдёт и буду жалеть, что не спросила.

Я встала и подошла к ней.

«Извините», – сказала я.

Она взглянула на меня без каких-либо эмоций и вынула наушники.

Я глубоко вздохнула.

«Мне так нравится ваша сумка и я хотела бы узнать где вы её взяли». Мои колени слегка дрожали.

«Правда?» – сказала она. – Я в восторге от ваших брюк и мне было интересно, где вы их взяли, но я не была уверена стоит ли спросить».

«Их провели»: как безрассудные кредиты погубили поколение таксистов

0

Телефонный звонок, который разрушил жизнь Мохаммеда Хоки, раздался в апреле 2014 года, когда она начал ещё один длинный день за рулём нью-йоркского такси, где он работал после эмиграции из Бангладеш девять лет назад.

Звонок был от известного бизнесмена, который продавал медальон, желанное разрешение от города, разрешавшее водителю иметь своё собственное жёлтое такси, а не работать на кого-то. Если Хока даёт ему в этот же день 50 000 долларов, он обещает помочь с кредитом на покупку.

После лет потения на боссов, которых он ненавидел, Хока подумал, что его мечты о богатстве и независимости сбываются. Он опустошил свой банковский счёт, занял у друзей и поспешил в офис человека в районе Куинса Астория. Хока передал чек и получил стопку документов. Она поставил свою подпись и ушёл, горя желанием рассказать всё жене.

Хока заработал в тот год около 30 000 долларов. Он понятия не имел, как он сказал потом, что он просто подписал контракт, по которому был обязан заплатить 1,7 миллиона долларов.

За последний год волна самоубийств таксистов в Нью-Йорке обозначила без обиняков ошеломляющий долг и финансовое бремя владельцев медальонов. Всё это время официальные лица заявляли, что причиной кризиса стала конкуренция с компаниями перевозок по найму типа «Убера» и «Лифта».

Но расследование «Нью-Йорк таймс» обнаружило, что основной причиной разорения стала пригоршня сильных лидеров отрасли, которые неуклонно искусственно повышали цену медальонов такси, создавая пузырь, который в конце концов лопнул. Более чем за десять лет они загнали тысячи таксистов в безрассудные долги и вывели сотни миллионов долларов, прежде чем рынок упал.

Такой вид бизнеса давал большую прибыль банкирам, брокерам, адвокатам, инвесторам, владельцам автопарков и коллекторам. Лидеры некоммерческих кредитных союзов стали мультимиллионерами. Продавцы медальонов разбогатели до такой степени, что смогли покупать яхты и жильё с видом на береговую линию. Один из самых успешных банкиров нанял рэп-звезду Ники Миная для выступления на семейном торжестве.

Однако, этот бизнес опустошил сбережения семей иммигрантов, собиравшихся всю жизнь, вогнал водителей в долги, которые они не могут выплатить и развалил отрасль, которая издавна была одной из отличительных черт Нью-Йорка. Более чем 950 владельцев медальонов объявили себя банкротами. Тысячи других едва держатся.

Принцип бизнеса был поразительно похож на тот, что привёл к краху рынка недвижимости, повлекшему за собой глобальный экономический кризис 2008 года. Банки и слабо регулируемые частные кредиторы выдавали рискованные займы и поощряли постоянное рефинансирование. Водители брали кредиты, которые не могли себе позволить на условиях, которые они не понимали. Некоторые банки даже сами вошли в отрасль такси после краха рынка недвижимости в поисках новых рынков с новыми заёмщиками.

Комбинация лёгких денег, активных заёмщиков и приманка в виде ценного актива помогла ценам взлететь намного выше, чем медальоны стоили на самом деле. Некоторые лидеры отрасли подогревали ажиотаж умышленно переплачивая за медальоны, чтобы раздуть цены.

Подробнее…

Героин исчезает из городов, где он когда-то правил бал

1

Героин опустошал этот город с начала 1960-х, став источником отчаяния и преступности, которые были типичными для многих районов. Но недавно, несмотря на долгую, глубокую историю героина в этих местах, употребляющие его говорят, что наркотик стало почти невозможно найти.

Героин постепенно исчезает с восточного побережья, от мельничных городов Новой Англии до сельских Аппалач, и в отдельных частях Среднего запада, которые были заполнены им несколько лет назад. Он по-прежнему преобладает во многих западных штатах, но даже Нью-Йорк, самый крупный узел сбыта наркотика в стране, в этом году видел его меньше.

Снижающееся предложение должно быть победой как для здравоохранения, так и правоохранителей. Вместо этого в таких городах как Балтимор, старые наркоманы, которые умудрялись протянуть десятилетиями, колясь героином, сегодня рискуют умереть от передозировки намного чаще. Причина этого – синтетический фентанил, более смертельный наркотик, который намного дешевле в производстве и распространении, чем героин, практически заменивший собой последний.

Драматическое восхождение фентанила, превосходящий по силе героин до 50 раз, хорошо изучен. Но его эффект на большинство старых городских героиновых наркоманов, которые могли жить со своим пристрастием годами, известен мало. Переход с героина на фентанил в городах стал причиной всплеска числа смертей от передозировки среди стариков и афроамериканцев, глубоко расстроив многих, например, Уильяма Гленна Миллера-старшего, который впервые попробовал героин в 13 лет на западе Балтимора.

«Ему надо меньше секунды, чтобы нахлобучить тебя, – говорит Миллер, 64 года, описывая непривычный приход от фентанила. – Всё, что я помню, это как входила игла, и через три часа я встаю с земли».

Он рассказывал это из дома престарелых на севере Балтимора, где он находится несколько последних месяцев, поправляясь после пневмонии и раздумывая о курсе лечения от наркомании в другом штате. Героин имеет успокаивающий эффект, говорит он и другие, но фентанил убивает многих их собратьев, по несчастью. Заявление подтверждается федеральными данными, показывающими, что доля смертей от передозировки, включая фентанил, в 2017 году увеличилась до почти 54 процентов среди людей в возрасте от 55 до 64 лет, что больше, чем среди остальных возрастных групп.

«Те, кто приходили к нам годами, умирают, – говорит Деррик Хант, директор городской программы Балтимора по обмену иглами для шприцев, в рамках которой два микроавтобуса обслуживают 17 мест в городе. – Куда я ни приду, этот умер, тот умер».

Подробнее…

«Большой взрыв» ушёл в историю

1

Вчера была последняя серия. «Юный Шелдон» продержится ещё минимум 2 сезона, но, скорее всего, дальше не протянет.

Ничего не хочется говорить. Всё видно в «Инстаграмме» Келли Куоко.

 
 
Наверх