Столичный дневник. Нью-Йорк, 20 мая 2019

0

Перерыв на обед

Я давно хотела попасть в один секонд-хенд с Ист-виллидж. Когда я наконец добралась до него, на двери была приклеена табличка: «Перерыв на обед. 10 минут!»

Я решила подождать. Женщина постарше меня подошла к магазину, дёрнула дверь, пробурчала что-то себе под нос и дёрнула дверь снова. Мне показалось, что я немного поняла что она сказала.

«Вы говорите по-китайски?» – спросила я на мандарине?

«Да», – ответила она на кантонском.

Мандарин и кантонский диалект различаются до такой степени, что люди, которые говорят только на одном из них с трудом могут общаться. Мы женщиной состряпали лингва франка из маханий руками и обрывками на мандарине и кантонском, которые мы обе понимали.

Она сказала, что ищет миску. Я ответила, что конкретно ничего не имела на примете.

Десять минут прошли, продавец не появлялся. Женщина дала понять, что не будет ждать. Она спросила куда я направлялась.

Просто бродила, сказала я.

Она схватила меня за плечи и повернула меня лицом вниз по улице. Я не поняла куда она хотела меня направить, но была так настойчива, что я пошла. Мы громко попрощались.

Когда я оглянулась, она исчезла за углом.

Платформа Пенсильванского вокзала

Несколько лет назад я ехала в переполненном вагоне линии «Е» с Пенсильванского вокзала на работу когда я услышала тяжёлый удар.

У моих ног был «Айпод тач» с наушниками в переливчатом зелёном чехле. Я нагнулась, подобрала его и спросила людей рядом со мной не уронил ли кто из них. Никто не взял.

Когда я пришла на работу, я позвонила в «Эппл», чтобы узнать, могут ли они связать меня с владельцем. Не случилось.

На следующий день я ждала на платформе Пенсильванского вокзала в месте, где вчера села в поезд. Состав «Е» подошёл  и люди начали выходить.

Я подняла «Айпод тач» над головой.

«Это вчера уронили?» – сказала я в толпу.

«Да», – сказал человек, шагнув в мою сторону.

Я сказала, что если он введёт правильный код, он может забрать плеер. Он ввёл.

Я предложила ему обняться и потом поехала в следующем поезде на работу.

 

Танцы в темноте

Был жаркий субботний вечер, и работы в туннеле между Куинсом и центром так запутали дела, что ничего не двигалось.

Несколько скучающих полицейских с фонариками пытались держать ситуацию под контролем. Одна из них танцевала со своим фонариком. Казалось, что её весело.

Неожиданно крупный человек вылез из большого белого «Линкольна» и подошёл к ней. Я забеспокоился, что он собрался вступить в драку.

Вместо этого он начала танцевать вместе с ней минуту или две, пока движение снова не пошло. Тогда он вернулся в машину и уехал.

 

Часы нужны?

Однажды в 1977 году, выйдя из колледжа Лемана в Бронксе я шёл к станции Кингсбридж-роад, когда ко мне подъехала машина. Парень, сидевший на пассажирском сиденьи свернкул из окна часами. Я отрицательно замахал рукой.

Через несколько дней я вышел из дома в Вудсайде в Куинсе. Когда я шёл по кварталу, увидел притормаживающую машину. Это был тот же парень, и он показывал мне часы.

«Я сказал тебе на Гоулден-авеню в Бронксе тот день и опять говорю тебе нет, – сказал я, не сбавляя шага. – Хватит меня преследовать.

 

Восхищённый взгляд

Я ехала в метро по 6-й линии на юг города. Напротив моего места стояла женщина, которая одной рукой держалась за столбик, а в другой держала мобильник.

Её заплечная сумка привлекла мой взгляд. Моя уже давно излохматилась, а о такой, как у неё, я давно мечтала, но никак не могла найти. Идеальные размер и форма, с карманами в нужных местах.

Я не могла разобрать бренд со своего места. Я хотела спросить её. Но её вид, казалось, говорил: «Не подходи!». Когда она не смотрела в свой телефон, она смотрела в пустоту, о чём-то думая.

Если я не улучу момент, она сойдёт и буду жалеть, что не спросила.

Я встала и подошла к ней.

«Извините», – сказала я.

Она взглянула на меня без каких-либо эмоций и вынула наушники.

Я глубоко вздохнула.

«Мне так нравится ваша сумка и я хотела бы узнать где вы её взяли». Мои колени слегка дрожали.

«Правда?» – сказала она. – Я в восторге от ваших брюк и мне было интересно, где вы их взяли, но я не была уверена стоит ли спросить».

 
 
Наверх