Чего стоит Гарвард без студенческого городка?

0

Многие студенты Гарварда из малообеспеченных семей, где до них ни у кого не было высшего образования, считают, что элитное заведение подвело их.

Думеби Адигве, будущая второкурсница, изучающая математику в Гарвардском университете, понятия не имеет где она будет жить. На этой неделе Гарвард объявил, что осенью допустит в студенческий городок не более 40 процентов из своих почти 6800 будущих бакалавров, подавляющее большинство из них первокурсники, и что все занятия будут проводиться дистанционно. Адигве 18 лет, её обучение полностью оплачено (спонсорами, фондами и т. п.), и она недавно переехала к подруге, где планировала прожить только лето в надежде, что Гарвард снова откроет свои двери в каком-то объёме.

«Теперь в институт не вернуться, мне на самом деле некуда идти», – сказала она.

Для всех студентов колледжей, особенно включая учащихся из малообеспеченной среды, коронавирус развалил годы тяжёлой работы и тяжёлой жизни за пределами институтских стен. Жизнь в студенческом городке Гарварда по идее должна была предоставить студентам возможность установить отношения с сокурсниками и преподавателями, имеющими хорошие связи, попасть в социальную среду, которая могла расширить возможности. Сегодня этот вариант сузился до ширины компьютерного экрана.

Принстон, Стэнфорд, университет Джона Хопкинса и другие заведения также озвучили на этой неделе планы возобновления работы, согласно которым большинство занятий будет проводиться дистанционно. Согласно «Хронике высшего образования» около 60 процентов колледжей и университетов планируют вернуть всех студентов в аудитории. Гарвард, который продолжит взимать полную стоимость обучения, сказал, что позволит студентам, которые не могут «достигнуть прогресса в учёбе» дома, вернуться осенью в свои корпуса. Но процесс оценки студентов по этому критерию туманен. Опросник, который университет использует для рассмотрения запросов на возврат в свои стены, содержит вопросы о трудностях студентов дома, включая наличие компьютера с «Виндоус» или «Макинтоша» и проблемы с питанием. В тексте неоднократно упоминается, что число людей, которым можно будет вернуться в студенческий городок, будет ограничено, заставляя студентов включаться в то, что они воспринимают как состязание друг с другом на предмет у кого тяжелее жизнь.

Студенты понимают, что жизнь в студенческом городке не вернуть в нормальное состояние, и что сам коронавирус не вина университетов. Но в интервью на этой неделе Адигве и более дюжины студентов выразили разочарование по поводу различных аспектов плана возобновления работы Гарварда, в частности, о пособии в 5000 долларов «на жильё и питание», что Гарвард выдаст каждому студенту, которому полагается финансовая помощь и кто не живёт в студенческом городке.

Во многих штатах 5000 долларов на семестр это меньше, чем люди получают, работая полный день с минимальным окладом. И пособие не соответствует сумме, которую студенты Гарварда платили за жильё и питание. В прошлом учебном году это было 17682 доллара, почти 9000 в семестр, согласно данным на сайте университета.

Рейчел Дейн, пресс-секретарь Гарвардского колледжа, сказала, что заведение признает и учитывает расстройство студентов.

«Мы настроены на работу со студентами и делаем это, когда они приходят в отдел финансовой помощи», – сказала она.

Эбби Локхарт-Калпито, 19 лет, будущая второкурсница, чья семья страдала из-за отсутствия своего жилья большую часть её жизни, сказала, что беспокоится, что 5000 долларов не хватит на еду и жильё в течение всего семестра, особенно без работы в студенческом городке, которая была у неё, пока она жила в общежитии. Работу трудно найти в разгар пандемии.

«Я знаю, что у большинства студентов Гарварда есть места, откуда можно позвонить домой и комфортные пространства, где можно заниматься, но это не мой случай, как и для многих других», – написала Локхарт-Калпито в электронном письме.

Хана Кирос, 20 лет, будущая первокурсница, сказала, что сумма в 5000 взята с потолка, она не соответствует реальной стоимости жизни студентов и их семей. «То, что может быть спасательным кругом для студентов на полной стипендии, просто карманная мелочь для тех, кто едва подошли по критериям для предоставления финансовой помощи», – сказала она.

В ответ на объявление Гарварда некоторые студенты сказали, что ищут дешёвое жильё на Среднем Западе. Некоторые берут академический отпуск. Кто-то боится, что им придётся полностью бросить колледж. Многие организуются против того, что они воспринимают как отсутствие понимания у заведения их основных нужд.

«В Гарварде жить в общежитии считается роскошью, – написала Локхарт-Капито. – Теперь, когда мне надо беспокоиться о жилье на следующий год, я борюсь с множеством эмоций». Она сказала, что считает, что колледж должен принимать во внимание трудности, с которыми сталкивается первое поколение малообеспеченных семей, получающее высшее образование. «Гарварду нужно делать больше», – добавила она.

Гарвард, основанный в 1636 году, является самым старым университетом в США, а по размеру пожертвований, самым богатым. Впервые он открыл программу существенной финансовой помощи в 1934 году и раньше всех перешёл на систему слепого приёма, означавшую, что студентов принимали без учёта их финансовых возможностей. В 2004 заведение представило инициативу финансовой помощи, которая делала обучение бесплатным для семей с доходом менее 40 000 долларов в год. (Это сумма сегодня составляет 65000). Сегодня университет говорит, что 55 процентов его студентов получают субсидии на учёбу в соответствие с их потребностями, а 20 процентов не платят за обучение совсем. (Полная стоимость обучения 49653 доллара).

«Эти студенты в настоящий момент самая неотъемлемая часть Гарварда, то, как он видит себя, свой студенческий состав и свою индивидуальность», – сказал Джером Карабел, автор книги «Избранный. Скрытая история приёма и отчисления в Гарварде, Йеле и Принстоне».

Но некоторые учёные говорят, что фундаментальное напряжение остаётся между определённой миссией заведения в первые века его существования – воспроизводство белого дворянства путём образования его сыновей – и его заявленной сегодня ролью маяка разнообразия и демократии, где престижное образование доступно любому и всем, кто достоин зачисления. Эти разные, часто уязвимые студенты, нередко появляются в публицистике университета. Они представляются как доказательство этики равноправия Гарварда, по которой самые лучшие студенты принимаются независимо от обстоятельств или происхождения. Но они более уязвимы во время кризиса.

Вскоре после того, как коронавирус выгнал студентов из студенческого городка этой весной, Николас Уайвилл, будущий старшекурсник, живущий в посёлке на юге без лёгкого доступа к интернету, сказал студенческой газете «Гарвард кримсон», что удалённые занятия увеличивают неравенство.

«Единственный уравнивающий фактор в Гарварде, это факт, что мы все живём вместе в тех же условиях. Мы живём вместе, мы едим одну и ту же еду, у нас одинаковые учебные ресурсы, – сказал Уайвилл «Кримсону». – Но если вы лишаете проживания в студенческом городке и жизни в нём, то вы убираете уравнитель».

Факт, что Гарвард продолжит брать полную стоимость обучения, стал свидетельством для расстроенных студентов, что университет считает (удалённое) образование в наступающем учебном году равноценным взрослению и обучению в студенческом сообществе.

«Переход на удалённую форму обучения может не только снизить ценность бренда Гарвардского колледжа, но и серьёзно сократить, если не полностью воспрепятствовать нашей способности заводить связи», – сказали студенты в петиции, распространённой на этой неделе с призывом к Гарварду предоставить более сильную поддержку «студентам с низким доходом, работающим студентам и учащимся со сложной ситуацией дома». Дейн сказала, что в университете видели петицию, но не сказали, планируют ли дать на неё ответ.

Многие подписавшие петицию думают, что университет не смог приоритезировать помощь своим самым уязвимым студентам. «Мне надоело, что поиск моих вариантов на следующий семестр похож на кладоискательство», – написала в электронном письме Кирос.

Сильвана Гомез, будущая старшекурсница, сказала, что начала учёбу в Гарварде «с широко открытыми сияющими глазами, думая, что это место волшебное и изумительное». Сегодня она считает, что университет обманул её и других.

«Грустно чувствовать, что нас не видят и за нас никто не стоит», – сказала она.

Адигве, расстроенная процессом подачи заявления на возвращение в студенческий городок, сказала: «Тебе надо выставить свою травму перед ними чтобы они только притворялись, что заботятся о тебе».

После заявления Гарварда на этой неделе студенты обратились к деканам колледжа и отдел финансовой помощи с требованием изменений. Петиция студентов с более чем 1000 подписей призывает Гарвард предоставить студентам, которые получили полную компенсацию стоимости обучения «полную сумму для проживания в студенческом городке –18389 долларов – и затем по возможности индексировать эту сумму на основе объёма финансовой помощи».

Существует и «очень большой групповой чат» для студентов, планирующих действия в свете решений университета, сказала Адигве.

Петиция также призывает к структурированной поддержке иностранных студентов, которые оказались в центре политического урагана. В тот же день, когда Гарвард огласил свои планы по поводу дистанционных занятий, администрация Трампа заявила, что зарубежные студенты американских колледжей потеряют свои студенческие визы если они не будут посещать очные занятия. Гарвард и Массачусетский технологический институт в среду подали в суд на администрацию, оспаривая распоряжение.

Юсуф Бакши, 18 лет, будущий второкурсник, уже пережил целый страшный год учёбы в Гарварде из дома в уэльском Кардиффе. Разница во времени, говорит он, ужасна. В прошлом семестре его занятия продолжались до 3-4 утра. Он живёт в маленьком доме со своими родителями и младшим братом, и очень старался не мешать им, принимая участие в дискуссиях. «Я постоянно будил весь дом каждый божий день», – сказал он.

У Бакши есть работа в студенческом городке, которую он может выполнять удалённо. Но он беспокоится, что новая иммиграционная политика может стоить ему работы, если он потеряет свою визу. «Это будет реальный удар, потому что я серьёзно завишу от этого, чтобы бы иметь финансовую возможность быть дома», – добавил он.

Лорен Маршалл, 20 лет, будущая первокурсница, которая живёт в Британии, одна из студенток, которая глубоко озабочена вопросом с визой. «Я не хочу звучать супердраматично, но это в определённой мере изменит мою жизнь», – сказала она. Маршалл и другие учащиеся сказали в среду на встрече иностранных студентов, что Ракеш Курана, декан Гарвардского колледжа, заявил, что университет оказался между молотом и наковальней: здоровьем студенческого сообщества и зарубежными студентами.

Дейн сказала, что комментарий был дан в отношение «администрации Трампа и чувства безотлагательности, которая была необходима».

Гарвард позволяет студентам отложить обучение на один год, поэтому многие в групповом чате также обсуждают эту возможность.

Кирос одна из рассматривающих этот вариант. «Моя жизнь просто взорвалась», – сказала она. Но она ещё и американка в первом поколении, а её родители «приехали в эту страну отчасти, понимаете, чтобы обеспечить своим детям лучшую жизнь», сказала Кирос. «Для них академический отпуск длиной в год или один семестр довольно чуждый концепт».

Пенелопа Алегриа, 18 лет, будущая первокурсница, разрывается между первым семестром в университете и возможностью остаться дома в Чикаго. Она очень хочет завести новых друзей и окунуться в студенческую жизнь. Тем не менее, если она будет заниматься очно, строгая политика социальной дистанции в заведении сделает семестр непохожим на традиционный архетип первого курса с фрисби вчетвером.

Алегриа отметила, что отсутствие общих зон дастся нелегко. В информации, предоставленной студентам, Гарвард сказал: «Большинство объектов типа общих помещений, спортивных залов и больших площадок для встреч останутся закрытыми».

«Это реально просто отстой», – сказала Алегриа. Кроме того, её родители, сами родом из Перу, хотели бы, чтобы она осталась дома, и она знает, как бы им пригодились 5000 долларов. «Они просто такие: «Ну, я говорю, ты же всё равно будешь заниматься и тебе, наверное, дадут деньги на институт, так что, ну, я не понимаю, почему ты плачешь», – говорит она.

Алегриа находит утешение в групповом чате с другими малообеспеченными первокурсниками, многие из которых тоже мучаются над решением. Они принимают участие в опросах к чему они склоняются. «Последний опрос был 24 голоса за университет, 6 за дом и 3 голоса за другие варианты», – сказала она.

Гомез, которая смогла остаться этим летом в студенческом городке, сказала, что студенты первого поколения из малообеспеченных семей часто просто не могут оставаться в «домах своих родителей на полгода и становиться, знаете, ещё одной обузой для семьи». Она добавила: «Это для людей большая привилегия».

Некоторые студенты боятся, что уход в академический отпуск на год может прекратить доступ к стипендии и общежитию. Дейн сказала, что финансовую помощь нуждающимся студентам не отменят, но место в общежитии не гарантируется.

«Мы дали студентам возможность сделать осознанный выбор сообщив им контекст, в котором университет позволит им вернуться после отпуска, – сказала она. – Им надо сделать осознанный выбор, лучший для них».

Люси Уикингс, 20 лет, будущая первокурсница, не имеющая своего жилья, подчеркнула, что студенты, живущие в общежитиях, не получат пособие в 5000 долларов. Она живёт одна в своей комнате бесплатно с марта, но ей придётся просить университет разрешить проживание осенью, и она не уверена, что не покажется назойливой.

«Меню весной было недостаточным», – сказала Люси, она «вероятно, осенью сама будет покупать себе еду». Три работы в студенческом городке, где она была занята до пандемии, помогли бы ей, но будут ли эти места ещё неясно. Вместе с немногочисленными друзьями она подумывает о переезде на Средний Запад, где пособия хватит на более долгое время. Это не идеально, сказала Уикингс, «но вы знаете, мы собираемся делать всё, что понадобится».

Для Рани Шагараби, 21 год, нет вариантов устранить проблемы Гарварда. Университет, считает он, пустословит в ответ на нужды меньшинств и бедных, преследуя собственные интересы. «Это несоответствие между их словами и делами», – сказал он.

В мае он решил бросить университет и остаться дома в Атланте, вместо того, что вернуться на последний курс, несмотря на полную стипендию.

 
 
Наверх