Не надо быть евреем, чтобы праздновать Рош Ха-Шана

0

Я ненавижу канун нового года. Много лет я пыталась напрячься и заставить себя думать, что шквал селфи и шпилек это весело. Совсем недавно я поумнела и убежала из города к дедушке и бабушке во Флориду, где я исполняю роль бармена и в 10 вечера мы уже спим.

Я много думала о том, почему я позволяю 31 декабря терроризировать меня. Частично это способ провести время. Частично это вынужденное веселье и неизбежное разочарование. Частично это напоминание о морали и о тех, кого я люблю. Но фундаментально факт в том, что я чувствую, что всё это предприятие ненатуральное, как толпа на настоящий новый год. Для меня это Рош Ха-Шана, который начинается в эту среду после заката.

Само собой, я больше соблюдаю еврейский календарь чем грегорианский. Я также считаю, что вам не надо быть членом племени чтобы ощущать экзистенциальное послание этого святого дня. Если вы изобретаете антиновогодний Новый год, подумайте о праздновании Рош Ха-Шана как своего собственного праздника.

Начните с простого. Это иудаизм. Еда. Яблоки и мёд символизируют наше желание сладкого нового года. Хала, обычно длинная и плетёная, круглая, чтобы напоминать нам о цикле жизни. Многие из нас едят «новые фрукты» – нью-йоркские овощные магазины забиты личи карамболой и гранатами в ожидании праздника – чтобы, да, отпраздновать новизну года. Ещё есть мой личный фаворит, рыбья голова, кулинарный каламбур, потому что Рош Ха-Шана буквально означает «голова года». (Некоторые евреи даже едят голову ягнёнка. Просто этот обычай никогда не соблюдался в Питсбурге, где я выросла). Хорошо, итак, меню немного скромнее чем икра и «Дом Периньон». Но Кристофер Хитченс всё равно был прав по поводу шампанского.

Второе, это время года. Декабрь ощущается как низшая точка года. Всё, что связано с сентябрём – смена времени года, пора одевать свитер, начало занятий в школе – ощущается как новое начало, хотя один мудрый друг напомнил мне что сентябрь вообще-то это время, когда всё в природе начинает умирать. То, что еврейский новый год начинается во время загнивания, это решительное заявление надежды, напоминание о возможности возрождения.

И обновление приходит. Этот год станет 5778 – 5778 лет с момента мифического создания Адама и Евы, рождения человека. Как сказал Луис С. К. в своём недавнем творении «Христиане завоевали всё. Часть А. Какой год сегодня по отношению к роду человеческому?», Рош Ха-Шана это напоминание что есть радикально иной способ ведения счёта времени.

Мы отмечаем начало светского нового года собравшись у телевизора чтобы посмотреть диско-бал, играя на пластиковых казу. Это блеяние звучит скорее жалобно по сравнению с первородным рёвом бараньего рога, или шофара, в который мы дуем, начиная Рош Ха-Шана. Шофар должен прервать наш метафорический сон, потрясающее напоминание что мы часто бредём по жизни как лунатики. Я слышала как дули в шофар в очень многих синагогах перед евреями разного уровня набожности. Редко когда мне попадался взрослый без слёз на глазах, кто услышал этот античный звук, молитву без слов. Еврей или гой, кому из нас не нужна такая духовная тревога?

Утро 1 января начинается с подсчёта калорий: мы вступаем в «Контроль веса», мы хвастаемся абонементом в фитнесс-клубе. Рош Ха-Шана требует более тщательного подсчёта. Этот процесс называется «хешбон ханефеш», буквально «учёт души».

Учёт требует серьёзной оценки прошлого года, поэтому Рош Ха-Шана ещё называют Йом Ха-Зикарон, или Днём воспоминаний. Воспоминание не только личное дело: мы должны попросить прощения у всех, кого огорчили в прошлом году. Некоторые полагаются на рассылку электронных писем, но считается, что мы должны подходить ко всем индивидуально, чтобы извинения были личными и точными. Это как девятый уровень «Анонимных алкоголиков». Но каждый год. Идея в том, что нельзя просто попросить у бога прощения. Вы не спасётесь верой. Бог не может воссоздать разрушенные отношения. Для этого вам надо встретиться с другим человеком лицом к лицу. В этом суть иудаизма – религия фокусируется на этой жизни, а не на следующей, в этом мире, а не в том, который придёт.

Облегчение души очищает. Чтобы увидеть это буквально, после обеда в Рош Ха-Шана остановитесь у реки в вашем городе. Вы увидите евреев, проводящих обряд ташлих, при котором мы очищаем наши карманы от крошек и бросаем крошки в воду – символ очищения наших душ от греха.

Ещё одно название Рош Ашаны – Йом Ха-Дин, Судный день, и метафора, повторяемая в молитве за молитвой, не может быть яснее. Бог и судья, и присяжные. Мы все, каждый из нас, в смертном ряду. И один бог решает будем ли мы вписаны в Книгу жизни.

Литургисты, которые написали большинство молитв, повторяемые нами, говорят о трепете перед богом, и для меня, когда мне было около 10 лет, и когда я стала понимать иврит достаточно хорошо, чтобы понимать о чём мы говорили, этот глагол не мог быть более уместным. Если бы я не была достаточно искренней, если бы я недостаточно просила о прощении, если бы я реально не пошла другим путём, я считала, что я не доживу до следующего года.

Я больше не верю, что меня сверху ударит карающий бог. Но когда я стала старше и стала больше понимать о хрупкости жизни, метафора эта становится всё более актуальной, даже если вопрос о том кто пишет в эту книгу остаётся без ответа. Иегуда Амихай, национальный поэт Израиля, помог мне переосознать это: «Я хочу снова быть вписанным в Книгу жизни», – пишет он, – чтобы меня вписывали каждый день пока пишущая рука не заболит».

Аминь.

Бари Вайс.

Комментариев нет. Войдите чтобы оcтавить комментарий.

Добавить комментарий

 
 
Наверх