Бум биткойна: мы верим в код

1

Не нужно иметь блестящие навыки финансового аналитика, чтобы заметить, что биткойн это пузырь. Его цена выросла с 39 центов до 18 000 долларов всего за 8 лет и он недавно привлёк внимание прессы двойным ростом всего за пару дней. Простая мудрость в том, что нелегальные и незаконные операции – покупка наркотиков или перевод денег из Аргентины – лежат в основе высокой цены биткойна. Сегодня основная тема — это жадность и спекуляция.

Пока биткойн продолжает расти, есть причина думать, что происходит что-то более глубокое и более важное. Рост биткойна может отражать, хорошо это или плохо, монументальный переход доверия общества: от человеческих учреждений, за которыми стоит правительство, к системам, работающим на отлаженном компьютерном коде. Это тренд, который выводит финансы за пределы: опасаясь человеческой ошибки мы очень глубоко верим в технологию.

Биткойн может быть пузырём, но не все пузыри созданы равными. Некоторые просто блестящая мишура, представляющая собой немного больше чем стоящая за ней пирамида. Но другие похожи на океанские течения, которые могут стать огромными волнами. Возьмите акции технологических компаний конца 1990-х – пузырь, однозначно, но глядя назад, был ли «Амазон» на самом деле переоценён?

Что роднит биткойн с пузырём, это то, что, как и технологии 90-х, это часть чего-то более крупного, чем он сам. Всё больше и больше мы теряем веру в людей и вместо этого полагаемся на машины. Трансформация более очевидна за пределами финансовой отрасли. Мы доверяем компьютерам управлять самолётами, помогать хирургам резать наши тела и упрощать ежедневные заботы, например, проложить путь домой. В этом плане финансы реально отстают: там, где как мы чувствуем, что мы больше не можем доверять людям, мы передаём дело компьютерам.

Биткойн часть этого тренда. Тренд был ничем иным как карнавалом людских ошибок и небрежности, который привёл к изобретению биткойна в 2009 году, то есть, финансовым кризисом. Банки, подкреплённые экономически сильными нациями, были символом финансовой надёжности, золотым стандартом в эру после золота. Но они оказались беспечными, жадными до денег других людей, они держали крайне сложные активы, созданные на цепи обещаний, которые часто были несовместимы друг с другом. Для программиста финансовая система по-прежнему во многом выглядит как не протестированный код со слабой отладкой, который слишком сильно верит в идею, что люди будут вести себя как, полагается. Как и любая плохая программа, он может перестать работать если условия изменятся.

Мы можем добавить, что правительства крупных государств – выпускающие валюту, гарантирующие работу банков и соблюдение контрактов – не всегда вызывают доверие. Правительства могут решить бесконтрольно печатать деньги или изъять капитал у своих граждан, венесуэльская гиперинфляция и индийская демонетизация – недавние примеры. Но даже самые надёжные правительства могут быть сомнительными. Европа, раздираемая внутренними разногласиями среди стран, всё ещё в шоке от планируемого выхода Британии из Евросоюза. Китай – скрытное авторитарное государство, которое может ударить по своим гражданам и соперникам, если почувствует себя в опасности. США, вероятно главный гарант мировой финансовой стабильности, имея долг в 20 триллионов долларов, постоянно находятся на грани банкротства и руководится вечным банкротом, который восхваляет непредсказуемость. Неудивительно, что граждане мира ищут альтернативы.

Поклонники биткойна не полностью отрицают человеческие институты. Скорее они бы предпочли не верить в исполнение обещаний людей, зная, что люди крайне подвержены ошибкам. Это может показаться циничным, но, скорее всего, это уместно. Как считает Сатоши Накамото, псевдоним человека или людей, которые изобрели биткойн, «корень проблемы традиционной валюты – это вера, которая нужна для её существования».

Всё это помогает объяснить популярность биткойна как актива, независящего от правительства, крупных банков и их различных афер. Тем не менее, стоит ли он чего-то вообще? Он основан на «блокчейне», технологии, которая создаёт децентрализованную публичную систему учёта и строго учитывает переводы. Она поддерживается своими пользователями, и ни одно правительство не может чеканить больше монет. Биткойн не гарантируется ни одним сувереном, и в отличие от акции или облигации, он не даёт вам прав ни на что, кроме как на сам биткойн. Так как это иллюзорное качество справедливо для большинства форм денег, мы будем терпеть эту общую галлюцинацию пока она работает. Если достаточно других людей высоко ценят что-то, этого может быть достаточно, чтобы использовать это как средство вложения. Конечно, биткойн снова лопнет, но за время своего существования он уже пережил многочисленные падения, сливы и разделы. Это похоже на тестирование.

Это не идеализация биткойна. Несмотря на его виртуальную натуру, это по-прежнему человеческий институт, сталкивающийся с ошибками и проблемами управления. Худший вариант в том, что биткойн никогда не станет обычным платёжным средством (чем-то, за что вы сможете покупать вещи) из-за его диких колебаний, но он может быть прекрасным средством накопления средств, которое можно продать. Он может, как «Нетскейп» в районе 1995 года, стать предвестником перемен. Но в биткойне что-то есть. В той же степени, что мы можем любить других людей, мы верим в код.

Комментариев нет. Войдите чтобы оcтавить комментарий.

Добавить комментарий

 
 
Наверх