Наличка может быть лучше всего, но им всё равно

0

Как-то в «Диг инн», недавно открывшемся заведении, где можно пообедать, на углу Бродвея и 38-й улицы в центре Манхэттена, Шания Брайант поступила бестактно. Она заказала курицу с коричневым рисом и ямсом, и когда она подошла к кассе, она достала купюру в 50 долларов.

«Извините, – сказала ей кассир. – Мы не принимаем наличные». Не «Мы не принимаем пятидесятки». Никакой налички. Точка.

«Что?» – спросила Брайант.

Кассир терпеливо объяснила. Кредитки и дебетовые карты принимались, можно было использовать легко скачиваемое приложение «Диг инн». Но всемогущий доллар был бессилен.

«Со мной никогда такого раньше не случалось, – сказала Брайант, помощник дизайнера. – Я думаю, настали новые времена».

Воистину. Бизнес, не использующий наличку, был отдельным феноменом, но теперь примерно та же самая неприятность встречается через дорогу в «Свитгрин», или через два квартала в «Ту форкс», или рядом с «Ту форкс» в «Дос торос», или на 41-й улице в кофейне «Блюстоун лейн». В центре и некоторых других районах Нью-Йорка, безналичные операции быстро становятся обыденностью.

Но пока это не совсем нормально. Поэтому кассир в «Диг инн» сделала Брайант одолжение.

«В этот раз, но только сегодня, мы дадим заказ за счёт заведения, – сказала она, передавая пакет. – Но на будущее имейте в виду».

О, будущее. В будущем, когда долларовые купюры останутся только на стендах в музеях, мы вспомним этот переходный момент и неловкость с той же улыбкой и покачиванием головы, которыми мы сопровождаем обычаи острова Яп в Микронезии, где гигантские каменные диски до сих пор принимаются в качестве оплаты за некоторые дорогие вещи.

Некоторые люди уже живут в безналичном будущем. Они не считают чем-то странным заплатить за упаковку жевательной резинки проведя картой по терминалу. Если вы один из этих людей, и вы каким-либо образом читаете эту статью, вы можете подумать: «А что такого?»

В «Ту форкс» на 40-й улице, где у комплексных обедов прикольные названия типа «Получите по тыкве», Кристин Джанко, 34-летняя аудитор Управления образования штата, сказала, что она не использует наличку около недели и больше предпочитает безналичные заведения их оппонентам. «Мы много ездим по работе, – сказала она, указывая рукой на коллегу, – и если где-то не берут кредитки, то дело плохо».

На другой стороне те, кто вырос с мыслью, что расходы по кредитке – это влезание в долг, чего надо избегать всеми силами и использовать только при крупных расходах. Эти люди, например, хватают пятёрку из своей сумочки и бегут из офиса в заведение на углу, где, как они думают, можно на неё купить что-то перекусить. Они со временем адаптируются.

«Я был шокирован, – сказал Дэвид, 66-летний бухгалтер, который забрёл в «Диг инн» пообедать за несколько часов до Брайант. (Он не назвал свою фамилию, потому что «Я частное лицо»). – Для меня это очень непривычно.

Тим Маклахлин, 59-летний писатель из Бруклина, сделал то же самое, когда зашёл в «Блюстоун лейн» в Дамбо в Бруклине. «Моя реакция была: «Господи, ресторан в Нью-Йорке, который регистрирует всю выручку? Как они ещё работают?»

Они работают, и будут работать. В «Поки», заведении в Гринвич-Виллидж, где подают салат с сырой рыбой, к деньгам относятся как к карантинному веществу. «Если вы дадите ровную сумму, мы возьмём, – сказала женщина за стойкой. – Мы отдадим деньги менеджеру, и он отнесёт их в сейф. Потому что у нас нет кассового аппарата».

Неудивительно, что компании, выпускающие кредитки, и получающие комиссию за каждую покупку по карте, аплодируют тренду. «Виза» недавно предложила торговым точкам премию в 10 000 долларов за лишение клиентов возможности выбирать метод оплаты по своему выбору. Сотрудник «Визы» описал этот подход в интервью «Си Эн Эн» как предоставление покупателям «свободы от наличных».

Эта свобода хороша для клиентов, хороша для бизнеса и хороша для планеты, настаивает новое племя заведений общепита.

В «Дос торос», мексиканской сети, которая переходит к полностью безналичным расчётам в своих 13 точках в Нью-Йорке, второй исполнительный директор Лео Кремер сказал, что наличка отнимала драгоценное время: время генерального менеджера точки, который проводил пару часов в день за подсчётом (и пересчётом) лотков с деньгами, вместо того чтобы использовать это время для подготовки новых сотрудников и улучшать обслуживание клиентов. «Есть что-то фундаментально деморализующее, когда у вас директор ресторана сидит в кабинете, считая (деньги), вместо того, чтобы быть в зале», – сказал он. И это отнимало время клиентов: наличка создавала очереди в кассу, добавил Кремер.

Кремер сказал, что только незначительная часть клиентов была недовольна безналичной политикой, но сотрудники насчитали достаточное количество таких.

«Каждый день я спорю с кем-нибудь по этому поводу, – сказала кассир в «Дос торос» на 40-й улице, которая добавила, что не может назвать своё имя, потому что у неё нет разрешения компании давать интервью. – Не я устанавливаю правила, понимаете?»

Но подождите, разве это разрешено? Не сказано ли на долларовой купюре, что она «законное средство платежа по обязательствам организаций и частных лиц»? Сайт Федерального резерва гласит, что несмотря на текст, нет такого федерального закона, чтобы заставить бизнес «принимать купюры или монеты в качестве платежа за товары и услуги».

На вопрос почему 8,71 доллара, которые клиентка должна за бутерброд с хумусом, бататом и куркумой, который она только что заказала, не считаются долгом, Федеральный резерв ответил частично, но ответ начинался словами «для примера, а не ссылки на Федеральный резерв», так что мы не можем сообщить остальную информацию. Но профессор юридического факультета Нью-Йоркского университета, преподающий контрактное и коммерческое право, Клейтон Джиллетт, разъяснил это.

Прежде всего, сказал он, у вас нет долга пока вы не получите товар или услугу. Как насчёт ресторана, где вы платите после того, как поедите? «С учётом того, что ресторан предупреждает вас заранее, что он не принимает наличку, он предлагает вам подать еду, но на своих условиях, – сказал профессор Джиллетт. – Если вы съедите блюда, вы примете условия контракта».

Луддиты, тем не менее, пока побеждают. Пару недель назад Лиза Гейтан, 60 лет, с другом зашла в кафе «Ван Лёйвен артизан айс крим» в Бёрум-Хилл в Бруклине. Её друг заказал рожок вегетарианского шоколадного мороженого. Ему сказали, что он не может расплатиться наличкой. Он дал свою кредитку. Произошла проблема с терминалом или сетевым подключением. В любом случае, аппарат не работал. Кассир извинился и сказал, что мороженое было за счёт заведения.

«Я подумала, что иногда аналоговые вещи работают лучше цифровых, – сказала Гейтан. – Мы вышли, говоря: «С ума сойти».

Комментариев нет. Войдите чтобы оcтавить комментарий.

Добавить комментарий

 
 
Наверх