Встреча на Кубе Обамы и Кастро — старые обиды дали о себе знать

0

Джулия Хиршфелд Дэвис и Дэмьен Кейв  

21 марта

ГАВАНА. В понедельник президент Обама, стоя бок о бок с президентом Кубы Раулем Кастро, объявил о наступлении «нового дня» в отношениях между Соединенными Штатами и Кубой, ставшего началом периода открытости («нового мышления»). Однако, старые обиды и споры на тему соблюдения прав человека подпортили судьбоносную по своим масштабам встречу лидеров государств, во время которой обозначились давнишние препятствия на пути вступления стран в период исторической оттепели в кубинско-американских отношениях.

Встреча президентов двух стран, состоявшаяся во Дворце революции, стала первой официальной межправительственной встречей за более чем полувековой период. Во время пресс-конференции, лидеры двух государств поочерёдно довольно откровенно отвечали на вопросы журналистов, иногда вызывая у присутствующих чувство неловкости.  Казалось, временами Обама провоцировал Кастро отвечать на вопросы, прозвучавшие во время проведения так запомнившейся многим 55-минутной пресс-конференции.

Стоя за кафедрой в парадном зале с гранитными стенами, где за их спиной были видны кубинский и американский флаги, лидеры двух стран обменялись направленными в адрес друг друга критическими замечаниями, несмотря на то, что обе страны заявили о намерениях придерживаться линии по нормализации взаимоотношений.

«Дайте мне список политических заключенных, и я немедленно освобожу их, – сказал Кастро, отвечая на вопрос корреспондента о диссидентах, арестованных по указанию правительства.  – Просто покажите список. Какие политические заключенные?»

Стоит заметить, что работающие в стране организации правозащитников довольно скоро составляют списки диссидентов, распространяющиеся посредством доставки на электронную почту и публикующиеся в социальных сетях. Это списки людей, которые, как утверждают правозащитники, были брошены в кубинские тюрьмы после того, как высказались против или каким-либо способом бросили вызов правительству Кастро.

Кастро пытался направить волну критических высказываний на тему соблюдения прав человека в США, утверждая, что страны, которые не могут обеспечить всеобщую систему здравоохранения, образования и равную оплату труда, не имеют права поучать Кубу.   

«Это не корректно – спрашивать меня о политических заключенных», – сказал Кастро.

Обама подтвердил, что во время встречи с кубинским президентом он настоял на обсуждении вопроса об обращении к кубинским диссидентам и еще раз подтвердил, что во вторник он собирается встретиться с некоторыми из них в частном порядке. Однако, он также заверил президента Кастро, что США не имеют никаких намерений диктовать каким должно быть будущее Кубы.

«Я заявляю, что судьба Кубы не будет решаться Соединенными Штатами или какой-либо другой страной, – сказал Обама.  – Куба – суверенное государство и заслуженно может этим гордиться. Кубинцы, а не кто-либо другой, будут решать каким будет будущее страны».

В своих высказываниях Обама пошел еще дальше. Эти высказывания, по всей вероятности, будут использовать противники предпринятой американским президентом инициативы по нормализации отношений с Кубой. Он признал, что Соединенные Штаты должны быть готовы к серии озвученных Кастро критических замечаний.  

«Я на самом деле одобряю высказывания президента Кастро по поводу некоторых аспектов, в которых, по его мнению, мы далеки от совершенства. Я думаю, что мы не должны отстраняться или бояться критики, а также дискуссий по этим вопросам»,  сказал Обама.

Во время пресс-конференции можно было наблюдать, как очевидное взаимопонимание между президентами двух стран стало запоминающимся знаком потепления в отношениях – в день, когда кульминацией стало появление первых признаков пока еще робкой нормализации отношений между Кубой и США со времен длящейся десятилетиями холодной войны.

Президент Обама сказал, что он надеется увидеть отмену торгового эмбарго, примененного США в отношении Кубы – действие, которое Кастро назвал «самым серьезным препятствием на пути к экономическому развитию и достижению благосостояния кубинского народа».

«Мы согласны с тем, что впереди еще долгий и сложный путь», сказал Кастро, временами искренне улыбаясь Обаме, даже тогда, когда американский президент поддразнивая своего кубинского коллегу, говорил о пристрастии семьи Кастро к пламенным речам. «То, что является наиболее важным – это то, что мы сделали первые шаги по созданию отношений нового типа. Это отношения между Кубой и Соединенными Штатами, которых никогда до сих пор не было».

Во время встречи случались вызывающие неловкость моменты, когда оба президента как бы подталкивали друг друга к разговору на неприятные для собеседника темы. Обама, который был полон решимости отметить встречу проведением пресс-конференции – то, что Кастро делает крайне редко или не делал никогда – подначивал кубинского лидера ответить на вопросы журналистов.

После того, как г-н Обама закончил отвечать на вопрос Андреи Митчелл, репортера NBC News, он призвал Кастро сделать то же самое.

«Это решать Вам, – сказал Обама президенту Кубы.  – Она является одним из наших самых уважаемых американских журналистов. Я уверен, что она оценит ваш короткий, лаконичный ответ».

Кастро действительно ответил на вопрос Митчелл о соблюдении прав человека, при этом пожурил ее, отметив, что вопрос был неуместным.

После пресс-конференции два президента пожали друг другу руки в движении, кажущимся чем-то средним между рукопожатием и поднятием кулаков в революционном жесте. Обама неловко протянул свою руку, этим все и закончилось.

Президент США начал свой день, посетив мемориал кубинского журналиста и поэта Хосе Марти, чьи идеалы были почтены с энтузиазмом как в Майами, так и в Гаване.

На фоне развевающегося кубинского флага кубинский военный оркестр заиграл американский гимн «Звездное знамя», в то время как Президент США и члены кубинского Политбюро появились по обе стороны напротив друг друга, разделяемые огромными скульптурными изображениями Че Гевары и Камило Сьенфуэгоса – революционеров, являющихся ближайшими соратниками Фиделя Кастро.

За время тщательно спланированного недельного визита Обама не планирует встречаться с 89-летним Фиделем Кастро, бывшим лидером страны, который является старшим братом нынешнего президента Рауля Кастро.

Тем не менее, в понедельник, в интервью журналистам ABC News, Обама сказал, что однажды он будет «счастлив» встретиться со старшим Кастро. «Если бы ему позволяло здоровье, я бы мог встретиться с ним. Я был бы рад встретиться с ним, наша встреча могла бы стать символом конца или символом закрытия главы о Холодной войне в истории наших стран»,  сказал Обама.

Вплоть до понедельника многие кубинцы не были уверены в том, будет ли им позволено увидеть президента США, не говоря уже о том, будет ли у них возможность высказать свою точку зрения. Казалось, повсеместно жители Гаваны постоянно интересовались, куда же направится Обама.

В Центральном парке Гаваны визит Обамы вызвал дискуссии местных жителей на тему политики, свободы, нации и разговоры о сцене появления американского президента на площади революции рядом с изображением Че Гевары.

«Я думаю, что кубинцы, проживающие в Соединенных Штатах, осуждают Обаму за то, что он стоял на площади, где за его спиной висел портрет Че, – сказал Альфредо Калдерон, бывший 83- летний музыкант, который в настоящее время работает сторожем. — Мне кажется, это не плохо».

Он продолжил: «Я должен признать, мне 83 года, и я многое повидал. Я не мог и подумать, что когда-нибудь увижу это».

В стране, в которой подавляется инакомыслие, зеваки, собравшиеся на площади, успели выкрикнуть слова, которые, по их мнению, Обама привезет на Кубу. «Свободу слова!» – прокричал один человек. «Свободу слова!» – вторил ему другой.

 «Мы хотим перемен, – сказал Энжел Мэтьюрел, владелец мелкого бизнеса.  – Перемен. Перемен. Перемен. Всяких перемен. Любых перемен. Мы устали ждать».

Всего в нескольких кварталах от парка кубинцы и иностранные туристы натыкались на американских законодателей и VIPперсон, знакомящихся с городом.

Сенатор от штат Вермонт Патрик Дж. Лихи был замечен возле кафедрального собора. Легко было найти и конгрессмена Чарльза  Рэйнжела. Одетый в полосатый костюм и бейсболку команды Tampa Bay Rays, Рэйнжел сказал, что он никогда не был так счастлив. Десятилетиями он работал в Конгрессе над тем, чтобы положить конец эмбарго, введенному США в отношении Кубы.

Он сказал, что всегда был уверен в том, что нормализация межгосударственных отношений принесет пользу обоим странам.

 «Я и не думал, что нам удастся пробить эту стену,  – сказал Рэйнжел. – Мы работаем над созданием должных условий, на тот случай, когда перемены действительно произойдут».

Комментариев нет. Войдите чтобы оcтавить комментарий.

Добавить комментарий

Наверх