Армия США разрешила ношение религиозных атрибутов

1

Дэйв Филлипс

Довольно экзотично выглядящему офицеру армии США, являющемуся сикхом (сикхизм — религиозное течение, основанное в начале XVI века в Индии) армия, наконец, разрешила носить обязательные атрибуты его религии — бороду и тюрбан, вместе с военной униформой. На этом пока закончились затяжные баталии, в которых право личности на свободу религии было противопоставлено тому, что военные называют необходимостью в единообразии и обязательном соблюдении строгих норм безопасности.

Капитан Симратпал Сингх — адепт сикхской веры на протяжении всей своей жизни, десять лет тому назад вынужденный сбрить бороду при поступлении в военную академию Вест-Пойнт, в октябре попросил командование позволить ему вновь отрастить бороду и разрешить носить тюрбан. В декабре, после предъявленного в суд иска о религиозной дискриминации, армия дала капитану Симратпалу временное разрешение на ношение религиозных символов.

В феврале, когда срок полученного разрешения уже истекал, армия потребовала от капитана Сингха предоставить отчет о тестировании противогаза и шлема. Он подал в суд, заявив, что другим солдатам — даже тем, у которых тоже есть бороды, никто не предъявлял таких требований и требование о результатах тестирования является проявлением религиозной дискриминации.

В четверг вечером армия дала долговременное разрешение на ношение религиозных атрибутов, не преминув отметить в судебном документе, что разрешение может быть аннулировано в случае, если борода и тюрбан повлияют на «сплоченность, боевой дух, порядок, дисциплину, здоровье и безопасность воинского подразделения».

«C учетом огромной заинтересованности военных к поддержанию порядка и дисциплины, армия намерена разработать четкие, единые стандарты ношения военной униформы, которые будут применяться к военнослужащим, получившим разрешение на ношение религиозных атрибутов, — написала в пятницу в служебной записке капитана Сингха Дебра Вада, заместитель секретаря по вопросам трудовых ресурсов и резервов в армии. — До тех пор, пока действуют прежние стандарты, капитан Сингх должен выглядеть «аккуратно и консервативно» и ему разрешено носить черный или окрашенный под камуфляж тюрбан».

В пятницу капитан Сингх согласился рассказать о своем решении принять запрет на ношение бороды и тюрбана, когда он решил поступил в военную академию Вест-Пойнт, а также о том, как он решил найти способ служить в армии и одновременно соблюдать каноны своей религии.

Вопрос: Десять лет тому назад, решив поступить в военную академию Вест-Пойнт, Вы должны были побриться. Почему вы пошли на это?

Ответ: Для меня это было очень трудным решением. Мне пришлось выбирать между служением своей стране и своей вере. Мне было 18 лет, и я действительно не знал, что делать или к кому обратиться, чтобы попытаться изменить положение вещей. Как ни страшно это звучит для меня, когда я появился в Вест-Пойнте, я принял эту жертву. Но я пообещал себе, что найду способ служить своей стране, не изменяя своим корням. Я знал, что обязательно найду способ решения этой проблемы. Видите ли, для меня сикхизм — проявление справедливости, терпимости, следование принципам равенства и защиты угнетенных — все то, за что борется армия США. Я просто счастлив, что смог, наконец, совместить эти две части моего мира вместе.

Вопрос: Армия теперь позволяет ношение религиозных атрибутов при условии, что это будет выглядеть «опрятно и консервативно». Что это значит?

Ответ: Я могу носить черную чалму или тюрбан, окрашенный под камуфляж с прикреплённым к нему значком ранга. Когда я одеваю защитный шлем, у меня есть тюрбан меньшего размера, который может поместиться под шлемом и не влияет на его посадку. Моя борода не может быть длиннее, чем два дюйма. (50.8 мм) Сейчас моя борода всего лишь полтора дюйма (38.1 мм). Но если она будет длиннее, я должен буду собрать ее в пучок. В любом случае я и сейчас должен это делать. Я беру резинку для волос и закручиваю ее наверх, а затем подвязываю снизу. Затем я использую немного лака для волос, чтобы все это выглядело аккуратно и опрятно.

Вопрос. Армия высказывает опасения, что, если позволить военнослужащим выглядеть иначе, это может подорвать дисциплину и затронуть принятые нормы безопасности в обращении с оружием и техникой. Вы капитан, служащий в инженерном батальоне — разделяете ли вы эти тревоги?

Ответ: Опираясь на свой опыт, я не разделяю опасений о угрозе армейскому порядку и моральному духу. Реакция моего подразделения в целом положительная. Мои однополчане, мое командиры, ребята, с которыми я учился в Вест-Пойнте — все поддержали меня. За все это время не услышал ни одного отрицательного отзыва. Люди, с которыми я работаю, относятся ко мне, как к простому обычному солдату — и это как раз то, чего я хочу. В армии для всех важно, как ты выполняешь свою работу. Являешься ли ты лидером? Добросовестно ли ты работаешь? Если это так — наличие тюрбана или бороды ничего не меняет.

Насчет мер безопасности, наличие бороды и тюрбана не помешало мне без труда одеть шлем и пройти квалификационные стрельбы на полигоне с ребятами из моей части. Вместе с сослуживцами я также без труда прошел учения в газовой камере. Я не вижу никаких проблем с соблюдением стандартных мер безопасности. Инструктор учений дал мне совет, который он услышал от ребят из спецназа, которые также носят бороды. Нужно просто нанести немного вазелина по краям бороды, чтобы добиться хорошей фиксации.

Вопрос: Как вы думаете, о чем говорит решение, принятое армией в вашем случае и в каком направлении она движется?

Ответ: Поверьте, процесс получения разрешения был таким турбулентным, что я благодарен армии и счастлив принятому решению. На протяжении всей истории существования армии, решения об изменениях принимались очень медленно, но всегда продвижение происходило в правильном направлении. Я думаю, так произошло и в моем случае. Все это имеет смысл только тогда, когда армия будет учитывать этнокультурные различия нашего народа. Детям моей религиозной конфессии раньше говорили: ты можешь стать тем, кем хочешь, но ты не можешь служить в армии, где твой внешний вид определяется строгими требованиями к военной униформе. Теперь это уже не так. Пару дней назад ко мне обратился мальчик — сикх, он интересовался поступлением на программу вневойсковой подготовки офицеров резерва и хотел узнать об этом подробнее. Услышать это было так здорово.

Вопрос: Армия говорит, что будет продолжать проводить оценку, не повлияют ли ношение бороды и тюрбана на принятый в армии порядок или безопасность обращения с вооружением и техникой. Если ответ будет положительным, то полученное в вашем случае разрешение на ношение религиозных атрибутов, будет аннулировано. Что это будет означать для вас с учетом перспективы на будущее?

Ответ: В идеале это ничего не будет значить. Я просто должен выполнять свою работу в силу своих возможностей и в соответствии c нормативами службы в армии. Если это произойдет, для меня ничего не изменится.

 

 

 

Комментариев нет. Войдите чтобы оcтавить комментарий.

Добавить комментарий

 
 
Наверх