Трудный выбор родителей, чьи дети заигрывают с терроризмом

0

terror

ФРИМОНТ, ШТАТ КАЛИФОРНИЯ — Стук в дверь разбудил Сала Шафи. Агенты ФБР искали его сына. «Где Адам?» вопили они. «Где Адам?»

Испугавшись г-н Шафи провел агентов в полной боевой готовности вверх по лестнице к спальне. Он наблюдал, как они вели его 22-летнего сына Адама Шафи в наручниках, взятого под арест по подозрению в террористической деятельности.

Внимание правоохранительных органов к его сыну привлекла не информация, полученная от информатора или в результате удачно проведенной специальной операции. Его отец, обеспокоенный поведением сына, в поисках помощи просто-напросто снял телефонную трубку и привел правоохранительные органы прямо к своему сыну. В течение нескольких месяцев, несмотря на возражения своего адвоката, г-н Шафи разговаривал с агентами ФБР, полагая, что он делает правильную вещь.

«Боже мой», подумал он вскоре после ареста в июле. «Я только что уничтожил Адама».

Если бы все сложилось иначе, 62-х летний г-н Шафи, топ-менеджер в Силиконовой Долине мог бы стать рупором антирадикализационной кампании администрации Обамы. Кто лучше него смог бы поговорить с другими родителями о соблазнительном притяжении террористических организаций? Доверяйте правительству, сказал бы он им. Они не заберут ваших детей.

Несмотря на зарождающиеся усилия по спасению молодежи от терроризма, стратегия правительства по-прежнему во многом строится на убеждении людей вызывать ФБР, как только они заподозрили проблемы.

«Оповещение правоохранительных органов», сказал генеральный прокурор Лоретта E. Линч в декабре. «Может быть, у вашего соседа просто плохой день. Но лучше быть в безопасности, чем потом сожалеть о не содеянном.»

Для родителей, особенно тех, которые заметили, что их дети встали на неверный путь, но пока не увидели реальной опасности, решение сделать этот звонок может быть мучительным. Вы рискнете отправить своего сына в тюрьму? Или понадеетесь, что все само собой образумится, и он не успеет причинить кому-нибудь вред?

Представители Министерства Юстиции высоко ценят усилия г-на Шафи по спасению сына, но заявили в суде, что Адам Шафи живет «ужасающей» двойной жизнью. Обвинитель сказал, что он представляет собой «непредсказуемую угрозу» и слишком опасно, чтобы он находился где-нибудь, кроме как в тюремной камере. Хотя, г-н Шафи и другие говорят, что случай с его сыном показывает, что правительство и не предусматривает никакой альтернативы.

«Это полный провал системы, что не существует никаких вариантов, кроме как провести 20 лет в тюрьме», говорит Симус Хьюз, бывший сотрудник Национального Контртеррористического Центра, который когда-то помог осуществить стратегию администрации Обамы по борьбе с экстремизмом.

Кампания Министерства Юстиции против американских сторонников Исламского Государства (террористическая организация, запрещенная на территории России) изобилует примерами, когда члены семьи принимают отчаянные решения. Матери прячут паспорта и деньги, чтобы не дать сыновьям уехать из дома. В Миннесоте был зафиксирован случай массовой драки, которая случилась, когда родственники пытались удержать молодого человека от вылета из страны. В Техасе семья обманом заманила 19-летнего сына домой, сказав, что его мать тяжело больна.

Г-н Шафи выбрал другой путь. Он сделал то, что просило правительство. Его история является примером отчаянного поиска кого-нибудь для помощи сыну.

Роковой звонок

Летом 2014 года семья Шафи поехала в отпуск в Каир, чтобы навестить родственников. Когда все проснулись субботним утром, Адам уже ушел. Он послал текстовое сообщение младшему брату, в котором говорил, что ушел, чтобы «защитить мусульман».

Г-н Шафи никогда не был глубоко религиозным. Он описывает свое вероисповедание как принцип «не делать плохие поступки». Но его сын был религиозным. Внешне это было похоже на благотворительность. Он делал бутерброды и относил их бездомным в Сан-Франциско. Он говорил об открытии бесплатной поликлиники. Возможно, по мнению г-на Шафи, Адам, которому в то время был 21 год, работал в мечети на благотворительных началах.

Но когда сын не вернулся домой, г-н Шафи потерял покой. Будучи заботливым отцом пятерых детей, он давно установил программное обеспечение, отслеживающее перемещения, на мобильные телефоны своих детей. Но оно не работало за рубежом. В воскресенье он позвонил в американское посольство в Каире. Чиновник был вежлив, но пренебрежительно сказал подождать еще один день.

«Может быть, его рекрутировали террористы», сказал г-н Шафи. Это привлекло внимание чиновника.

Сейчас г-н Шафи говорит, что он просто пытался заставить посольство помочь в поисках его сына. Но он признается, что в то время он вспоминал тех родителей в новостных передачах, которые обнаружили, что их дети сбежали, чтобы присоединиться к Исламскому Государству (террористическая организация, запрещенная в России).

В соответствии с документами судебного дела, позже в тот день в посольстве г-н Шафи сказал чиновникам, что он обеспокоен тем, что его сын мог следить за деятельностью радикальных имамов онлайн. По его словам, сын «скорбел о том, что происходит с мусульманами» за рубежом. «Может быть, он находится в Сирии? Ираке? Газе? «, сказал г-н Шафи.

Оказалось, что Адам Шафи был в Турции, стандартный пункт пересылки иностранных боевиков в Сирию. Вскоре после встречи в посольстве, Адам написал семье текстовое сообщение о том, что он возвращается обратно. По его словам, он ездил в Турцию, чтобы самому убедиться в бедственном положении беженцев там.

«Почему ты не дал нам знать?», потребовал ответ г-н Шафи. Он помнит реакцию своего сына, который сказал: «Вы бы не позволили мне уйти». Что является правдой. Вы скажете, что собираетесь в одиночку посетить беженцев? Черт, ни за что!

По возвращению домой в Калифорнию адвокат г-на Шафи приказал ему не говорить с ФБР. Но когда два агента приехали к нему в дом несколько недель спустя, г-н Шафи впустил их.

«У нас не было преступного умысла», позже сказал г-н Шафи. «Может быть, я наивен. Я никогда не имел дело с властями раньше и хотел бы сотрудничать». Он организовал встречу агентов с Адамом в кафе, чтобы они задали свои вопросы.

В соответствии с судебными документами, в разговорах в течение многих месяцев г-н Шафи говорил агентам, что он обеспокоен депрессией своего сына и просил консультации. Иногда, когда по телевизору показывали страдания людей в охваченной войной Сирии, его сын уходил из комнаты и плакал.

Пока его сын находился под расследованием ФБР и вырисовывалось несколько вариантов развития событий, г-н Шафи организовал для Адама визит в тюрьму, где отбывал заключение Армин Харцевик, подозреваемый в финансировании террористов. Г-н Шафи сказал ФБР, что он надеялся, что визит поможет его сыну «увидеть ошибочность своих убеждений или, по крайней мере, серьезность последствий».

Как то раз, по словам г-на Шафи, агенты ФБР упомянули Бостонский Марафон и сказали, что, по их мнению, его сын был радикальным исламистом. Г-н Шафи рассмеялся. «Я не думаю, что это так», сказал он им. «Я могу заверить вас, что Адам не признает насилие».

У ФБР были веские основания усомниться в таких гарантиях, так как они тайно прослушивали телефонные разговоры Адама Шафи.

«Я просто надеюсь, что Аллах не примет мою душу до тех пор, пока у меня есть, по крайней мере, пара галлонов крови, которую я могу пролить за него», сказал он в одном разговоре в июне прошлого года. Он также размышлял об убийстве американских солдат.

В другом телефонном разговоре он сказал, что Исламское Государство (террористическая организация, запрещенная в России) тоже убивает без разбора, но он восхищался террористической организацией Фронт ан-Нусра, которая связана с Аль-Каидой. Фронт ан-Нусра, как и Соединенные Штаты борется как с ИГ, так и сирийским правительством президента Башара аль-Асада. Но Фронт ан-Нусра признан террористической группировкой, и его поддержка является незаконной. «Я совершенно нормально отношусь к тому, чтобы умереть с этими парнями», сказал Адам согласно судебным документам.

30 июня 2015 программное обеспечение смартфона Адама, следящее за его местоположением, оповестило г-на Шафи о том, что его сын был в аэропорту Сан-Франциско на стойке регистрации Turkish Airlines, пытаясь снова улететь в Турцию.

Депортирован домой из Турции

Г-н Шафи поспешил связаться с родственниками за границей, чтобы те перехватили его сына в Стамбуле, но агенты ФБР и службы внутренней безопасности встретили Адама у выхода на посадку и провели допрос прямо в аэропорту. Он сказал, что больше не хочет жить в Соединенных Штатах и что хочет помочь беженцам в Турции.

«Адам утверждал, что некоторые люди помогают строить дома, а другие берут в руки оружие», написал в документах дела агент ФБР Кристофер Моника. Адам Шафи сказал агентам ФБР, что он не собирается воевать. В конце концов, агенты отправили его домой.

Но несколько дней спустя агенты ФБР пришли в дом Шафи с ордером на арест по обвинению в попытке поддержки терроризма, что грозит сроком лишения свободы до 20 лет, и увели Адама, закованным в наручники. Его делу не давали ходу в то время, как семья и адвокаты Адама пытались договориться об освобождении. Как правило, это означает, сделку с признанием вины и надежду на снисхождение. Г-н Шафи также разрабатывал план с привлечением консультантов и специалистов по охране психического здоровья, а также религиозных лидеров, которые работали с Адамом, чтобы поставить его на путь истинный. Если бы все прошло хорошо, г-н Шафи надеялся, что его сын сможет избежать тюрьмы и судимости.

Хотя Белый дом и целевая группа конгрессменов одобрили эту концепцию, официально такой программы не существовало, и г-н Шафи попытался создать ее. Он прилетел в Вашингтон в ноябре для участия в семинаре Института Брукингса по радикализации. Там он встретил Даниэля Келера, немецкого эксперта в области де-радикализации, который предложил свою помощь.

«Просто существует слишком много случаев семей, попавших в подобную ситуацию и оказавшихся без какой-либо помощи», сказал г-н Келер в интервью. «Я подумал тогда, что это может быть хорошим материалом для работы».

ФБР без лишней шумихи отрабатывает свое вмешательства в подобные ситуации. В некоторых городах агенты работают с родителями, специалистами в области психического здоровья, лидерами общин, а иногда и с религиозными деятелями, чтобы помочь несовершеннолетним или психически больным людям, у которых, по мнению агентов, есть намерение, но нет способности навредить окружающим. Хотя борцы за гражданские права и некоторые агенты ФБР скептически относятся к таким начинаниям, которые, по их мнению, стирают грань между социальной работой и работой правоохранительных органов. Сторонники «вмешательства» утверждают, что такой подход может стать альтернативой долгосрочного наблюдения, которое отвлекает ресурсы ФБР.

Сотрудники правоохранительных органов заявили, что они выделили на эксперимент «вмешательства» около десятка сотрудников, и признают, что еще слишком рано говорить о том, работает ли он или нет.

У Адама Шафи не было такого вмешательства со стороны агентов правоохранительных органов, но его отец и адвокаты сохраняли оптимизм. Ведь правительство не отклонило идею. А потом произошли террористические атаки в Париже и Сан-Бернардино, штат Калифорния. «Вы видите эти события, которые сужают грани возможного», сказал Джошуа Дратель, нью-йоркский адвокат, представляющий Адама Шафи. Сделки не будет.

В декабре Министерство Юстиции возобновило дело и начало подготовку к судебному разбирательству. В судебных документах обвинитель отмечает, что ни усилий благонамеренного отца, ни угрозы расследования ФБР не было достаточно, чтобы уберечь Адама Шафи от терроризма. На усилия г-на Шафи прокуратура заявила, что его сын слишком опасен, чтобы оставаться свободным.

Процесс пошатнул веру г-на Шафи в правильность его шагов, предпринятых как родителем, и в правительство.

«Каждую минуту, я представляю его лицо в одиночной камере на протяжении следующих 20 лет. И попал он туда просто потому, что я сотрудничал с правительством», сказал он, добавив: «Это ужасное чувство. Я не могу избавиться от него».

Менее года назад он решил бросить свою работу и посвятить себя поддержке правительственных программ по борьбе с терроризмом. Теперь его послание родителям запутавшихся детей: «Даже не думайте сотрудничать с правительством».

Комментариев нет. Войдите чтобы оcтавить комментарий.

Добавить комментарий

Наверх