Twitter, верное оружие Трампа, может дать осечку

0

twitter

Возможно, вы слышали теорию, что Силиконовая Долина играет важную роль в успехе Дональда Дж. Трампа.

Идея выглядит следующим образом: в отличие от многих своих политических оппонентов г-н Трамп, кажется, понимает, что социальные медиа стали нервной системой американского новостного бизнеса. На Twitter, где он властвует над миллионами подписчиков, сообщения г-на Трампа появляются в основных новостях и усиливают остальные средства массовой информации. Одним или двумя твитами он может затмить кабельное телевидение, Интернет, газеты и ток-шоу на радио на целый день. В очередной раз это было продемонстрировано на этой неделе, когда г-н Трамп пошел войной на The New York Times после их критичной статьи касательно отношения г-на Трампа к женщинам.

Эта теория не совсем неправдоподобна. Это правда, что посты г-на Трампа в Twitter с его стаккато, каденциями (музыкальные термины, обозначающие отрывистость и мелодичные обороты, завершающие музыкальное произведение) и нескончаемым количеством восклицательных знаков, могут быть непобедимыми даже для критиков. Он один из немногих политиков, которые используют Twitter, как это делают обычные люди — случайно, едко и без жаргона, который засоряет твиты большинства других политиков. Г-н Трамп также культивировал лояльную армию пользователей Twitter, которая поддерживает его разглагольствования и помогает заткнуть критиков. Еще одна мощная сила в ежедневной войне за господство над СМИ.

Но не стоит заключать пари, что мастерство г-на Трампа властвовать над социальными медиа поможет ему в ноябре. Он использовал Twitter в качестве мегафона для разжигания общенациональной ярости. Тем не менее, победа в президентской гонке подразумевает нечто большее, чем просто нагнетание всеобщего негодования. Она также требует более персонифицированных посылов, ориентированных на конкретные группы избирателей. Цель, для которой Twitter катастрофически плохо подходит.

Смысл современной американской президентской кампании в том, чтобы вдохновить и перетянуть на свою сторону максимально возможное количество избирателей, при этом не давая им уйти в лагерь вашего оппонента. В 2008 и 2012 годах в кампаниях Барака Обамы впервые большое внимание было уделено использованию социальных медиа и Интернету для достижения победы в президентской гонке. Команда Обамы превратила разрозненный энтузиазм в управляемые данные и в конечном итоге в голоса. Эффективность этой операции удивила даже бывалых политических обозревателей.

Г-н Трамп избегает многие методы команды Обамы по извлечению голосов из данных. В противоположность этому кампания Хиллари Клинтон усилилась в два раза с началом активного использования сбора и анализа данных.

Ветераны кампании Обамы говорят, что это может быть дорогостоящей ошибкой г-на Трампа на выборах. Если Интернет был секретным оружием мистера Трампа до сих пор, в скором времени он может превратиться в его ахиллесову пяту.

«Самая большая ошибка, которую он может сделать, это решить, что всеобщие выборы это то же самое, что праймериз», говорит Дэвид Плафф, который управлял первой президентской кампанией г-на Обамы, а теперь является исполнительным директором Uber.

Г-ну Трампу надо будет привлечь избирателей, которые ранее голосовали за г-на Обаму, и тех, кто обычно вообще не голосует. По сравнению с избирателями на республиканских предварительных выборах, избиратели на всеобщих выборах придерживаются более умеренных взглядов, и могут меньше использовать Twitter или даже не пользоваться им вообще, не видя ураган новостей, который г-ну Трампу до сих пор удавалось поднять.

Кроме того, Twitter по своей природе не позволит г-ну Трампу показать какую-то новую, более сдержанную версию себя. С ограничением количества символов и интерфейсом, непостижимых для тех, кто не пользуется приложением, Twitter играет против сдержанности и умеренности, поощряя пылкость и напыщенность. Почти каждое обсуждение на платформе разжигает пламя войны.

Другими словами, Twitter – это партизан предварительных выборов. От слогана г-на Трампа до многих его политических идей — построить стену, запретить мусульман — его послания были прекрасно приспособлены к среде Twitter.

Но теперь, если он попытается расширить свои сообщения за пределы пушечного мяса на обсуждение прав, г-н Трамп загонит себя в клетку платформы, которая смутное представляет себе, что есть самоограничение. Мы уже видим признаки этого. Рассмотрим пост г-на Трампа в честь празднования Синко де Майо – фотография г-на Трампа, поглощающего тако с надписью: «Я люблю латиноамериканцев!»

Это твит прошелся рикошетом по всем СМИ как самый сдержанный пост г-на Трампа за несколько месяцев, но не потому, что г-н Трамп сделал это намеренно. Вместо того, чтобы поприветствовать эту честную попытку достучаться до группы избирателей, которая в подавляющем большинстве не любит г-на Трампа, его пост с тако стал объектом издевок как очевидное, неуклюжее потворство.

Провал имеет под собой основания: если есть шанс, что взгляды г-на Трампа на латиноамериканцев, действительно, шире, чем мы думаем, Twitter — это худшее место, чтобы попытаться объяснить всю сложность мировоззрения. Twitter не допускает сложности. «Я люблю [вставьте демографическую группу]!» – это лучшее, что вы можете сделать.

Это становится серьезной проблемой в опоре г-на Трампа на социальные медиа. Twitter фактически является средством массовой информации на выборах, результат которых определяется с помощью гораздо более индивидуального подхода.

«К примеру, кампания Хиллари Клинтон будет учитывать каждого избирателя в Гамильтон Каунти, штат Огайо, который наверняка проголосует за нее, и каждого избирателя, который может проголосовать за нее, но еще не решил», говорит г-н Плафф. Штаб-квартира кампании собрала и проанализировала кипу данных об этих избирателях из государственных архивов, онлайн-взаимодействия и в результате частных встреч. Он может превратить все эти данные в реальные голоса.

«Мы выяснили, что чем больше вы знаете о том, кем на самом деле являются избиратели, тем лучше вы можете определить правильного человека, кто будет говорить с ними, чтобы убедить их пойти на выборы» сказал г-н Плафф. Г-н Обама выиграл выборы 2012 года с перевесом на 4 процентных пункта на национальном уровне. Г-н Плафф подсчитал, что без работы с данными г-н Обама потерял бы избирателей нескольких больших округов, в том числе Флориды.

Представители штаб-квартиры кампании г-на Трампа не ответили на вопрос, как кандидат будет использовать Интернет в своей избирательной кампании. Но в недавнем интервью The Associated Press г-н Трамп отклонил подход управления данными, который использовал г-н Обама.

«Я всегда чувствовал, что это переоценено», сказал г-н Трамп. «Обама получил голосов гораздо больше, чем насчитали компьютеры на основе обработки данных. И я думаю, это сработает и в моем случае». Он сказал, что будет придерживаться стратегии, которая срабатывала до сих пор, включая проведение своих фирменных многолюдных митингов.

Базз Якобс, политический консультант республиканцев, который работал над кампанией Джона Маккейна в 2008 году и гонкой Марко Рубио в этом году, сказал, что г-н Трамп выиграет от обработки данных Республиканской партии. Но он был озадачен комментариями г-на Трампа, что он не собирается использовать опыт г-на Обамы.

«Если это правда, что кампания будет игнорировать обработку данных, стоит бить тревогу, так как это оставит г-на Трампа далеко позади г-жи Клинтон, и мы проиграем», сказал г-н Якобс.

Саша Иссенберг, журналист, который вел хронику увеличения роли высоких технологий в предвыборных кампаниях в книге «Лаборатория Победы: секреты научного выигрыша кампании», утверждает, что подход г-на Трампа с легкостью может иметь неприятные последствия. Секретным оружием в стиле г-на Трампа во время его избирательной кампании, говорит г-н Иссенберг, было провоцировать оппонентов своими собственными сообщениями.

«Трамп – создание СМИ, и активное использование им Twitter вписывается в эту парадигму», говорит г-н Иссенберг. «Он собрал максимально возможно большую аудиторию. Он не различает, кто эти люди, голосуют они или не голосуют, являются ли они гражданами США, старше ли они 18 лет и поддерживают ли они его или Хиллари Клинтон. Его цель, как представляется, донести информацию до настолько широкой аудитории, насколько это возможно».

Но бессистемный вброс информации — это последнее, что должно быть в кампании. «Это контрпродуктивно для него не использовать систему обработки данных, чтобы переманить на свою сторону приверженцев Хиллари Клинтон», говорит г-н Иссенберг.

Тем не менее, каждый день с сегодняшнего дня и до дня выборов существует шанс, что г-н Трамп будет заниматься именно этим. На прошлой неделе он ввязался в перепалку с Элизабет Уоррен, сенатором от штата Массачусетс, которая явно пыталась втравить его в бой, который играл на руку Демократической партии.

Более расчетливый кандидат сопротивлялся бы. Но не обитатель Twitter, где сдержанность равносильна поражению. Лучше, чем кто-либо другой, г-н Трамп знает, что в Twitter вы должны кричать в громкоговоритель — даже если это отвернет всех от вас.

Комментариев нет. Войдите чтобы оcтавить комментарий.

Добавить комментарий

Наверх