Правила бассейна: нельзя бегать, никакой еды с собой и 3 раза в неделю ─ никаких мужчин

0

Под лучами серо-голубого цвета падающих из потолочных фонарей, в среду утром женщины вошли в городской бассейн, где потолок из окисленной меди придавал поверхности воды оттенок зеленой мяты. Их купальные костюмы посчитали бы излишне скромными даже в 1922 году – в год, когда было завершено строительство бассейна. Посетительницы бассейна плавали в платьях, некоторые из них в платьях с длинными рукавами. Одна из женщин бултыхалась в воде в толстых черных колготках. В раздевалке, на подоконниках и лавках были разбросаны парики, в то время как их владелицы плавали с надетыми на головы плавательными шапочками или повязанными шелковыми шарфами.

В тот день в бассейн пришли придерживающиеся строгих религиозных правил хасидские женщины, ставшие уже постоянными клиентами центра отдыха Метрополитен в Вильямсбурге, что находится в Бруклине. Центр имеет необычную особенность: это один из двух бассейнов города, в которых практикуется гендерно-сегрегированное расписание работы. Другой развлекательный центр ─ центр Святого Джона находится в Краун-Хайтс в Бруклине.

Хотя среда для горожан стала днем летнего солнцестояния ─ днем, когда в Нью-Йорке открылся купальный сезон в 55-и открытых бассейнах и дети, наконец, могли броситься в хлорированную воду ─ купальный сезон в спокойном крытом бассейне в Вильямсбурге длится круглый год. Но прогремела буря ─ скандал, затрагивающий интересы всего городского населения, и женщины, для которых плавательный бассейн на протяжении долгого времени был надежным укрытием, сейчас с тревогой ожидают решения, которое городские власти теперь считают неизбежным ─ о будущем сегрегированных часов плавания.

В течение 20 лет центр практиковал часы посещения только для женщин, во время которых гостями центра были представительницы хасидского населения прилегающего района. Мужчины-хасиды посещают бассейн в часы, когда доступ разрешен для представителей обоих полов.  Недавно был подана анонимная жалоба в городскую Комиссию по правам человека, которая этой весной направила документ в департамент природопользования и окружающей среды ─ в документе утверждалось, что проводимая бассейном политика нарушает городской закон, запрещающий дискриминацию по половому признаку в общественных местах.

Анонимка спровоцировала публичный скандал.

Для критиков, сегрегированные часы работы бассейна неправомерно создают предоставление привилегий по религиозному признаку в общественном учреждении ─ что является нарушением, разделяющим церковь и государство. Но защитники такого «особенного» графика часов работы бассейна утверждают, что это дает надежное убежище группе одного из национальных меньшинств, сродни пандусам для инвалидов, и эта мера действительно делает бассейн городским пространством для всех ─ по крайней мере, в назначенный для них час.

Комиссия по правам человека и департамент природопользования и окружающей среды сообщили, что сейчас ведутся переговоры и они планируют объявить о своем решении в начале этой недели.

Женские часы по расписанию действуют три раза в неделю в течение летних месяцев. В 10 часов утра в среду, заверещал свисток женщины- спасателя. «Все свободны», ─ сказала она

На самом деле, фраза спасателя звучала только для мужчин. Женские часы начинались в 10:30 утра (Перерыв между ними был 30 минут.) Плывя вольным стилем по дорожке с пометкой «Медленно»,  Тим Мэйн остановился и взялся за лестницу бассейна, сдирая очки. Он повернулся к ближайшему пловцу и развел в растерянности руками. «Я надеюсь, что дело дойдет до Верховного суда», ─ сказал он, прежде чем вылезти и отряхнуться.

«На самом деле не так важно, что тебя выгоняют во время плавания, ─ поделился своим мнением позднее 56-и летний г-н Мейн, уже обсохший и стоящий на Бедфорд-авеню ─ напротив кирпичного здания бассейна. ─ Это внедрение религиозных ограничений в стенах общественного заведения».

Позади него, внутри рекреационного комплекса, спасатель закрыл толстые пластиковые шторы, чтобы скрыть посетительниц бассейна во время женских часов.

«Здесь, в Нью-Йорке, где у нас есть столько людей из таких разных слоев общества, мысль о учете культурных особенностей является постоянной темой для обсуждения, ─ сказал член местного законодательного органа Дов Хайкинд. Г-н Хайкинг ─ представляющий демократов от густонаселённого ортодоксальными евреями района Боро-Парк, был против окончания дискуссии. ─ Наверное, вы думаете: Почему город должен прилагать усилия, чтобы сделать это? Можно привести много аргументов, что все это является частью разумно обоснованного адаптирования».

Тем не менее Донна Либерман, исполнительный директор Союза гражданских свобод в Нью-Йорке имеет противоположную точку зрения.

«Люди, для которых существуют религиозное запреты на купание в одном бассейне мужчин и женщин или мальчиков и девочек, в то же время имеют полное право следовать своим законам и ограничить свои присутствие в бассейне в соответствии с собственными религиозными убеждениями, ─ сказала она. ─Но они не имеют права навязывать порядки в общественном бассейне, дискриминирующие кого-либо по гендерному признаку.

«То, что мы имеем сейчас, это навязывание религиозных убеждений в ущерб остальным жителям города», ─добавила она.

Держа в руках яркое приспособление для плавания, 77-и летняя Мириам Кан, шагнула в воду в розовом платье и шапочке для плавания того же цвета. «По законам нашей религии женщины не могут ходить ни на пляж, ни в кино, никуда, ─ сказала она с выраженным еврейским акцентом. ─ Неужели мы не можем позволить себе хотя бы это?»

В других городах были введены сегрегированные часы расписания работы бассейнов. В Торонто, в общественном бассейне была запущена подобная программа для мусульманок, впоследствии выразившим благодарность за предоставление такого редкого для них шанса научиться плавать. Аналогичные программы работают в других городах Соединенных Штатах.

В бассейн Вильямсбурга разрешен одновременный заход 45-и визитеров. По словам г-жи Кан, почти каждый день во время женских часов стоят очереди посетительниц, ожидающих следующего захода, часть из них — мусульманки. В среду, дорожки бассейна кишели барахтающимися женщинами, одетыми в темно-синие длинные платья с рукавами длиной в три четверти. Единственное, что слегка намекало о том, что эти наряды имеют отношение к плаванию, были вышитые на груди изображения пальмы или пляжного мяча. 

В черном одеянии к нам подплыла 66-и летняя Зёрти Кахан. Она объяснила, что хасидские мужчины посещают синагогу, чтобы изучать Тору, чтобы работать. У женщин ее веры есть немного возможностей для общения. «Это страна свободы, ─ сказала она по-английски с выраженным акцентом. ─Неужели мы не можем жить по законам нашей религии? Неужели у нас не будет такой возможности?»

У нее тоже были жалобы по поводу женских часов в бассейне: Предоставленное время слишком непродолжительное.

 

Комментариев нет. Войдите чтобы оcтавить комментарий.

Добавить комментарий

Наверх