Что делал Эдвард Сноуден в Гонкоге, когда бежал из США

0

ГОНКОНГ — Когда три года тому назад в Гонконге 42-летняя филлипинская женщина открыла дверь своей крошечной квартиры, за дверьми стояли два адвоката с мужчиной, которого она никогда не видела раньше. Они объяснили, что ему нужно прибежище, где он может укрыться и представили его как Эдварда Сноудена.

«В первый раз, когда я увидела его, я не знала, кто он, — вспоминала в одном из своих интервью Ванесса Мэй Бонделиан Родел. — Я не имела о нем ни малейшего представления».

Г-жа Родел является одним из по меньшей мере четырех жителей  Гонконга, которые приняли у себя Эдварда Сноудена — бывшего контрактора Агентства национальной безопасности (АНБ), когда он в июне 2013 года бежал из Соединенных Штатов. Только сейчас они решились рассказать о тех событиях, положив начало новой главе в одиссее, которая приковала пристальное внимание мировой общественности — начавшей свое повествование после того, как г-н Сноуден сообщил, что АНБ осуществляет мониторинг звонков, сообщений электронной почты и интернет-активности миллионов американских и иностранных граждан.

В то время как правительства разных стран и новостные агентства лихорадочно пытались найти источник утечки информации, опубликованной в изданиях The Guardian и The Washington Post. В одном из записанном в гостиничном номере интервью, г-н Сноуден назвал себя и сообщил, что он находился в Гонконге. Потом он исчез из поля зрения. Примерно через две недели он оказался в Москве.

Не было ясно, где г-н Сноуден скрывался в те критические дни, когда он покинул свою комнату в пятизвездочном отеле Mira, когда Соединенные Штаты потребовали его выдачи. Как выясняется сейчас — тогда он остановился у г-жи Родел и других, таких же, как она — мужчин и женщин, которые ищут политического убежища в Гонконге и живут в стесненных, нестандартных многоквартирных домах в беднейших районах города.

Все эти люди были клиентами одного из гонконгских адвокатов г-на Сноудена, Роберт Тибо, который и организовал временное прибежище для г-на Сноудена.

Г-жа Родел рассказала, что г-н Сноуден спал в ее спальне, в то время как она и ее годовалая дочь переместились в единственную оставшуюся комнату ее маленькой квартиры. Будучи неуверенной в его вкусовых предпочтениях, она купила ему в Макдональдсе Макмаффин с яйцом и холодный чай.

«Моим первым впечатлением о нем — было то, что он казался очень напуганным и чем-то обеспокоенным», — рассказала женщина.

Г-жа Родел рассказала, что нежданный гость «весь день и ночь просидел за компьютером». Она также сообщила, что у нее в квартире не было интернета, однако г-н Тиббо нашел способ предоставить ему связь.

На второй день пребывания г-н Сноуден попросил хозяйку квартиры купить ему свежее издание South China Morning Post — главного англоязычного издания в городе. Когда она купила газету, на главной странице она увидела портрет своего таинственного гостя.

«Боже, это просто невероятно», — подумала она. — Самый разыскиваемый в мире человек находится в моем доме».

Другой гонконгский адвоката г-на Сноудена Джонатан Мэн, рассказал, что первоначально он собирался разместить Эдварда на складе, однако он и г-н Тиббо быстро отказались от этой идеи.  После того, как они привезли его в офис организации ООН, занимающейся оформлением заявлений беженцев на предоставление политического убежища, они решили привезти опасного гостя к своим клиентам.

«Было очевидно, что, если г-н Сноуден остановится в семье, ждущей разрешения на предоставления политического убежища, — это станет наиболее невероятным местом, где власти Гонконга и большая часть местного населения ожидали бы его обнаружить», — сказал г-н Тиббо. Никто бы не стал искать его там и если бы даже просочились какие-нибудь сведения, — то, что он был бы там узнан, казалось в высшей степени невероятным».

В Гонконге зарегистрировано около 11 тысяч беженцев, ждущих разрешения на предоставление политического убежища — в основном выходцы из Южной и Юго-Восточной Азии. Как правило, они не могут легально работать и получают ежемесячное пособие, которого едва хватает на оплату расходов на проживание.

Г-н Тиббо сказал, что он обратился к своим клиентам с просьбой о помощи — отчасти потому, что ожидал, что они поймут бедственное положение г-на Сноудена. «Это были люди, которые прошли через те же испытания, когда они бежали в другие страны, —сказал он. — Они должны были полагаться на помощь других людей в поисках убежища, безопасности, комфорта и поддержки».

Он отметил, что в то время г-н Сноуден не был объявлен в розыск полицией Гонконга, и что в случае появления сотрудников правопорядка, он советовал своим клиентам сотрудничать с ними. Он сказал, что его клиенты решили рассказать о том, что случилось — в надежде на то, что огласка поможет оказать давление на власти Гонконга в процессе ускорения рассмотрения их заявлений о предоставлении им статуса беженцев и переселенцев.

Г-жа Родел, которая отказалась рассказать, почему она не может вернуться на Филиппины, — уже почти шесть лет ждет принятия окончательного решения на свою просьбу о предоставлении политического убежища.

Через несколько дней, проведённых в квартире с г-жой Родел и ее дочерью, г-н Сноуден провел ночь с 44-х летним Аджишом Пушпакумарой, — который рассказал, что он бежал в Гонконг после того, как за дезертирство из армии в родной Шри-Ланке его приковали к стене и жестоко пытали.

Г-н Пушпакумара рассказал, что он слушал онлайн радиопередачу о г-не Сноудене и был поражен внезапно осознать, что разыскиваемый находится в его обшарпанной квартире, которую он снимает с несколькими другими жильцами. Он понял, что г-н Сноуден оказался в той же ситуации, в какой оказался он сам, вынужденный когда-то скрываться в маленькой комнате. «Я беспокоился о нем», — вспоминал рассказчик.

Другой беженец — 32-х летний г-н Келапата — надеющийся найти защиту в Гонконге после перенесенных в Шри-Ланке пыток, — рассказал, что его гость запомнился ему как уставший, но неизменно вежливый человек.

«Он сказал: Ты хороший человек, когда приехал в мою квартиру, — вспоминал г-н Келапата. — Но я чувствую, что он лучше меня, потому что он меня уважал».

Другие участвующие в спасении Эдварда Сноудена — г-н Kелапата и его жена Надика Дилрукши Нонис рассказали, что присутствие в их квартире таинственного гостя их нисколько не беспокоило. «Я не думал, что чем-то рискую, — сказал он. — Но Эдвард действительно сильно рисковал».

Когда г-н Сноуден ушел, он оставил хозяевам под подушкой $ 200, — которые, по словам семейной пары, они использовали, чтобы купить предметы первой необходимости для своей маленькой дочери. «Иногда я говорю: Cупун, может, он забыл про нас? — вспоминает г-жа Нонис. — Мне хочется сказать ему: Эдвард, как у тебя дела? Мы никогда не забудем тебя».

 

 

Комментариев нет. Войдите чтобы оcтавить комментарий.

Добавить комментарий

 
 
Наверх