Экономическое цунами: иммигранты, опасаясь Трампа, стали меньше тратить

1

В Джексон Хайтс, Квинс, спустя несколько дней после выборов, ювелир индийского происхождения, остался без заказа на два мужских золотых кольца на 3 000 долларов. Клиент сказал, что не может расплатиться: ему нужно возвращаться на родину пока его не депортировали.

В мебельном магазине «Доминиканский дом» на Сент Николас авеню в северном Манхеттене белые кожаные диваны и спальные гарнитуры стоят в зале. Менеджер Венди Калдерон говорит: «Много людей боятся делать покупки. Они берегут деньги на случай если случится что-то страшное».

А в кабинете зубного врача Исмаэля Бастиды, уроженца Мексики и выпускника Нью-Йоркского университета в Элмхёрсте, Квинс, пациенты избегают услуг по отбеливанию зубов и отказываются от долгосрочного лечения. В результате на прошлой неделе ему пришлось заказать меньше шприцов и материала для пломб в компании «Бенко дентал», ведущей семейный бизнес в Люцерн Каунти, штат Пенсильвания, где 58% населения проголосовали за республиканца Дональда Трампа.

Нью-Йорк, где большая часть экономики стоит на иммигрантах, уже начал чувствовать эффект избрания Трампа. Жители латинских кварталов на фоне неуверенности в своём будущем сократили расходы. Иммигранты составляют 47% рабочей силы города.

Больше всего беспокоятся нелегалы, которым Трамп во время предвыборной кампании угрожал депортацией. Около 574 000 человек находятся в городе нелегально, и они платят 793 миллиона долларов в год в виде местных налогов и в бюджет штата.

Около десяти процентов рабочих в городе не имеют разрешения на работу, хотя реальную цифру крайне сложно определить.

Невозможно отделить нелегальную экономику от более крупной нью-йоркской экономики, так город является пристанищем иммигрантов с легальным статусом, типа подённых рабочих, таксистов, повара в ресторанах, принадлежащих нелегалам, платящим налоги, и предпринимателей с высшим образованием, которых временно защищены от депортации.

Если они покинут город, сами или по приказу городских властей, это, по мнению Джонатана Боулса, исполнительного директора Центра городского будущего, станет началом цепной реакции.

 «Вы уберёте около полумиллиона нелегалов, – добавил Боулс, – а эти ребята платят налоги, тратят деньги в своих общинах, дают работу другим ньюйоркцам. А за ними полетят и остальные».

Доктор Бастида делает страшное предсказание» Это будет экономическим цунами».

Элизабет Вилчис, предприниматель в технологической области, прибывшая в Нью-Йорк из Мексики ещё ребёнком, говорит: «Поскольку мы всегда на заднем плане, люди не осознают нашей роли».

Она имеет право на работу в рамках программы «Отложенная мера для детей-иммигрантов», созданная исполнительным актом президента Обамы. Трамп обещал отменить его действие, потенциально ставя под удар 30 000 молодых людей в Нью-Йорке и 750 000 человек по всей стране.

Главным приоритетом Трампа, по его словам, является депортация преступников, которых он насчитал более чем два миллиона, живущих в стране нелегально. Он пока не сообщил как он заставит покинуть страну 11,2 миллиона иммигрантов без криминального прошлого или документов.

Сенатор от штата Хозе Перальта, чей округ в Квинсе включает в себя Джексон Хайтс, Элмхёрст и Корона – центр роста бизнеса Нью-Йорка за последние десять лет – говорит, что неопределённость привела к решениям, основанным на выборе между возвращением домой или сокращением расходов на роскошь.

Его избиратели говорят: «Почему бы не уменьшить расходы? Кто его знает, вдруг понадобятся деньги на адвоката».

Эти мысли не посещают только низкооплачиваемых рабочих. Крис Меркадо, основатель двух стартапов, поступает так же. Меркадо прибыл в США ребёнком с Филиппин.

После того как его лишили финансовой помощи в Нью-Йоркском университете из-за отсутствия документов, он закончил городской колледж и основал компанию «Ответы по поводу грантов», которая помогает детям иммигрантов, родившимся в США, получить деньги на образование. Сейчас он разрабатывает приложение «КиЖаргон», которое помогает связать ищущих работу с профессиональными ассоциациями.

Но его финансовые часы тикают. «У меня около двух месяцев чтобы завершить очередную версию моей программы и обеспечить большое количество контрактов на работу», – говорит Меркадо. – «Я на самом деле пытаюсь сэкономить ресурсы и деньги, потому что не знаю, что будет дальше».

Эрнесто Кюри, бухгалтер из Джексон Хайтс, рождённый в Доминиканской республике, сказал, что с момента выборов несколько клиентов консультировались по поводу налоговых последствий после изъятия своих долей из ресторанов, химчисток и строительных компаний. Даже если они и нелегалы, объясняет Кюри, иммигранты могут открыть своё дело, зарегистрировать корпорацию и потом платить налоги используя местный аналог ИНН, так как они не могут получить карточку социального страхования.

В Квинсе доля индивидуальных предпринимателей среди жителей иностранного происхождения составляет 12% по сравнению с 6,4% среди местного населения.

Хуан Оспина, натурализованный гражданин США из Колумбии, ведёт два бизнеса: «Мама Эмпанада и Алго Мас» на 82 улице в Джексон Хайтс и строительную компанию, которая недавно закончила возведение парикмахерской. Он говорит, что зависит от подённых рабочих, у которых нет документов, и не может себе представить, что случится если их не станет.

«Я не верю, что Трамп выкинет наш двигатель», – говорит Оспина.

Но многие нелегальные иммигранты интересуются произойдёт ли это. В Бушвике, Бруклин, обтягивающие колумбийские джинсы пылятся на полке в местном магазине. Клиенты из Эквадора говорят владелице Марии де лос Сантос, которая родом из Мексики, что им в следующем году понадобится больше денег чтобы перевезти свои семьи.

В магазине одежды и промтоваров Патриции Салазар на Рузвельт авеню за 82 улицей Джексон Хайтс, двое клиентов сказали ей на прошлой неделе что они уезжают из страны. А её парикмахер, которая работает в салоне через улицу, сказала, что собирается назад в Колумбию за день до отъезда.

Салазар, которая иммигрировала из Боливии 30 лет назад, говорит, что поддерживала Трампа потому что думала, что он поможет развитию бизнеса. Но теперь, хотя её дети и внуки граждане США, она думает вернуться домой.

«Я не хочу жить с этим в сердце, потому что я боюсь», – сказала она.

За углом доктор Бастида и его дочь, Арасели Торнтон, которая управляет его бизнесом, интересуются смогут ли они объединиться с другим зубными кабинетами на этой же улице, которые обслуживают иммигрантское население.

Они видят, как объединяются фирмы в районе. «Это круг», – говорит Бастида. – «Те, кто покупают в одном месте, едят продукты из другого».

Самый вездесущий символ движимой иммигрантами экономики Нью-Йорка это велосипедист, доставляющий еду.

Вскоре после того как Вилчис, предпринимательница, закончившая городской колледж по специальности «инженер-механик», она приняла участие в создании технологической компании, оптимизирующей доставку еды на в манхэттенских районах Хеллс Китчен и Челси.

Она наняла нелегалов за 15 долларов в час, хотя обычно за доставку еды платят 7,50. Больше всего заказов поступает от финансистов, которые не могут покинуть офисы. Это привело Вилчис к другому выводу: время — это тоже валюта, которая двигает городскую экономику с помощью низкооплачиваемых, часто нелегальных рабочих, выполняющих работу, которую высокооплачиваемые профессионалы предпочитают поручать другим, например, доставку тайской еды в кабинет.

«Многие из тех, кто добился успеха в городе, смогли сделать это благодаря иммигрантам, которые сэкономили им время на продвижение по карьерной лестнице», – говорит Вилчис. – «Если мы избавимся от иммигрантов, всё разрушится».

Комментариев нет. Войдите чтобы оcтавить комментарий.

Добавить комментарий

Наверх