Мир боится Америки при Трампе. Это хороший знак

0

Недавний телефонный разговор Трампа с президентом Тайваня посеял страх среди глобальной мировой элиты, сравнимый с впечатлением от выступления Рейгана, когда он ввёл термин «Империя зла». «Сидней Морнинг Геральд» предупредила, что этот звонок рискует стать поводом для начала холодной войны между США и Китаем с катастрофическими последствиями в области экономики и безопасности. Страх подтверждается такими заголовками газет как «Дональд Трамп терроризирует мировых лидеров».

Страх действительно есть. Трамп действительно угрожает иностранным лидерам своей мантрой «Сначала Америка», обещаниями расширить американские вооружённые силы и жёсткие разговоры обо всём, начиная с Исламского государства до Борта номер 1 (президентский самолёт). Хорошее в этой новости то, что его администрация может извлечь пользу для США из этого страха.

За последние 8 лет Обама показал, что происходит, когда самое сильное в мире государство усиленно пытается отказаться от политики устрашения. Он начал своё президентство с возвышенными обещаниями примирить врагов, считаться с мнением других стран и снизить американскую боевую мощь. За этим последовали бурные рукоплескания в европейских столицах и Нобелевская премия мира. В реальном геополитическом мире, конечно, результаты оказались катастрофическими.

Пассивность Обамы перед провокациями и его неспособность провести красную линию в Сирии позволило России, Китаю и другим противникам набрать очки за счёт Америки. Его обещания прекратить войны в Ираке и Афганистане удовлетворили космополитических болтунов в Стокгольме, Париже и Нью-Йорке, но они же ослабили американских союзников в Багдаде и Кабуле и укрепил противников в Иране и Пакистане. Удар был настолько сильным, что ему пришлось вернуть войска назад в Ирак в 2014 году и отказаться от планов вывода всех американских военных подразделений из Афганистана до конца своего президентского срока.

Президентство Обамы ничто иное как последняя глава послевоенной саги, начавшейся в 1945 году, которая то была полна страха перед США, то не показывала страха вообще. В 1950 Северная Корея вторглась в Южную Корею потому что исключение Гарри Трумэном Южной Кореи из американского оборонного периметра уничтожило опасность вторжения. Дуайт Эйзенхауэр наоборот использовал риторические угрозы и большие военные расходы чтобы вселить в коммунистическое руководство страх перед ядерным Армагеддоном. Этот способ удерживал коммунистов от дальнейших вторжений.

Линдон Джонсон пытался предотвратить крупную войну во Вьетнаме демонстрируя сдерживание в ожидании вьетнамского раскачивания. Ханой ответил высадкой войск на юге Вьетнама. Ричард Никсон возродил страх перед США со своей теорией маньяка, осуществляя безумные действия чтобы враги Америки поверили, что он в состоянии сделать эти сумасшедшие поступки. Этот страх и осторожность, которые были посеяны в коммунистических странах, рассеялись, когда Уотергейтский конгресс унёс ноги из Южного Вьетнама. Мир продолжил жить без страха перед сильной Америкой при Джимми Картере, чья робость позволила нациям впасть в коммунизм, а американскому посольству в Иран стать жертвой антиамериканских экстремистов.

В 1980, как и в 2016, американцы выбрали того, кто ясно выразил своё намерение вернуть страх врагам нации. Сегодня даже либеральные демократы аплодируют Рейгану за то, что он поставил СССР на колени. Тогда в 1980 жёсткие националистические заявления Рейгана по поводу иностранной политики вызвали те же осуждения спекуляций на страхе, которые сегодня исходят от просвещённых мировых критиков Трампа.

Дрожь остального мира не означает, что американская внешняя политика будет успешной. Как и другие стратегические преимущества, страх работает только если применяется вместе с другими успешными стратегиями. Жёсткое общение надо использовать с умом. Как показал прорыв Красной линии в Сирии, Белый дом должен озвучивать специфические угрозы только в том случае, если он готов их исполнить.

Новая администрация в своей дипломатической деятельность должна найти нужный баланс между страхом и более позитивной мотивацией типа уважения и восхищения. При Обаме и его предшественниках с одинаковыми с ним взглядами, американская внешняя политика породила большой страх среди союзников – страх, что США бросит их в беде. Администрации Трампа нужно избавиться от этих опасений чтобы страх перед Соединёнными Штатами был у врагов, а не у друзей.

Иногда даже союзники должны иметь причины для беспокойства по поводу решений Белого дома. Они должны знать, что самая сильная нация в мире готова к жёсткой любви если они будут действовать против силы США или стабильности международной системы. Без этих опасений они начнут заниматься тем же, чем занимались в недавнем прошлом – урезать военные расходы и снижать своё участие в международных проектах ожидая, что американцы со своей стороны закроют прорехи.

Будучи сильнейшей страной в мире и единственной страной, чьё лидерство может сохранить мировой порядок, Соединённые Штаты должны больше заботиться о том, что они вызывают уважение на международном уровне, а не нравятся международным элитам. Вступающая на должность администрация похоже готова возродить это правило для США после восьмилетнего перерыва. Американцы и их союзники должны расслабиться. Враги Америки должны бояться.

Комментариев нет. Войдите чтобы оcтавить комментарий.

Добавить комментарий

Наверх