Небесная служба безопасности

0

Когда вы думаете об охране президента США, вы скорее всего думаете о сотрудниках Секретной службы в солнцезащитных очках, говорящих в микрофоны, спрятанные в лацканах. Вы, более чем вероятно, не думаете о больших размерах закрытого воздушного пространства, которое ограничивается для полётов везде, куда летит президент. Это бесполётные зоны высотой до 5 500 метров и радиусом в 30 морских миль от президента. Если вы взлетите в этом месте без разрешения федеральных властей, истребители будут рядом с вами прежде чем вы промурлыкаете несколько нот из «Привет вождю» (марш при встрече президента США).

Правила, введённые после атак 11 сентября, причиняют больше неудобств чем обычно, потому что Трамп живёт в местах с самым занятым гражданской авиацией воздушным пространством – центр Нью-Йорка и южная Флорида. Первая леди по-прежнему живёт в Нью-Йорке, а Трамп проводит третьи выходные подряд в своём поместье Мар-а-Лаго в Палм-бич, которое он и его помощники окрестили «Зимним Белым домом».

Крупные коммерческие авиалинии и грузоперевозчики, такие как «Дельта» и «Федекс» не страдают от этих временных ограничений, или “TFRS” на авиационном жаргоне, потому что они проходят тщательную предполётную подготовку. Но остальная авиация – частные и корпоративные рейсы, учебные полёты, авиаэкскурсии, аэрофотосъёмка, инспекции трубопроводов, изыскания, метеоролого-экологические вылеты, опыление полей, транспортировка рекламных баннеров и тому подобное – должна прекратить или ограничить полёты. Авиабизнес в Нью-Йорке и Флориде говорит, что несёт значительные, если не катастрофические убытки.

Согласно данным Восточного регионального вертолётного совета, который представляет операторов, осуществляющих чартерные, медицинско-эвакуационные и туристические полёты, 100 000 вертолётов вылетают и приземляются в четырёх хелипортах Нью-Йорка каждый год, а около 200 000 вертолётов и небольших аэропланов проходят через живописный Гудзонский коридор. «Это как хайвэй», – говорит Джефф Смит, вице-президент совета по эксплуатации.

За несколькими исключениями, например, в целях охраны правопорядка и при необходимости оказания срочной медицинской помощи, самолётам запрещено находиться в радиусе одной морской мили от «Башни Трампа» в Нью-Йорке. Это кольцо расширяется до 10 морских миль, покрывая почти весь Манхеттен, когда президент находится в городе. Полёты в аэропорты в радиусе от 20 до 30 морских миль могут продолжаться, но только если пилот предъявил план полёта, передаёт скрытый радиосигнал (известный как код транспондера) и находится на постоянной связи с диспетчером. Если Трамп прилетает в Нью-Йорк часто или внезапно, экономический эффект от этих запретов становится огромным.

Согласно данным Ассоциации авиавладельцев и пилотов, шесть аэропортов южной Флориды, страдающих от ограничения зоны полётов из-за президента, приносят выручку в 1 миллиард долларов, создали более 8 000 рабочих мест с фондом заработной платы в 290 миллионов долларов.

Теперь эти показатели стали ниже. Аэропорт в Каунти парк Палм-бич, известный как «Лантана», находится в пределах шести миль от Мар-а-Лаго, поэтому вылеты по время президентских визитов запрещены. «Мы практически закрыты, когда он здесь», – говорит Джонатан Миллер, оператор наземной службы аэропорта.

Наземная служба продаёт топливо, предоставляет в аренду ангары, помогает в рулёжке и принимает пассажиров и экипажи самолётов. «Нельзя даже запустить двигатель при обслуживании самолёта, – говорит Миллер, добавляя, что это мешает его механикам и подрядчикам покрасочных работ. – «Мы понимаем, что президента надо охранять, но так мы не сможем больше работать».

Учебному центру «Лантаны» пришлось приостановить обучение, что привело к потере десятков тысяч долларов. Собственник центра, Мэриен Смит, сказал, что боится потерять контракты с местными колледжами, что ставит под угрозу рабочие места её 10 инструкторов и её бизнес, начатый в 1998 году. Она говорит, что аэропорт как будто накрыло облаком, как в те дни, когда обнаружилось, что один из террористов, участвовавших в нападении 11 сентября, арендовал здесь самолёт.

Дэйв Кернер, комиссионер из Палм-бич, который обучался на пилота в Лантане и отмечал свой праздник совершеннолетия Бар-мицва в одном из ангаров, сказал: «Я бы поговорил с Трампом на лётном полк и показал, что происходит. Это просто разорение моих избирателей, просто ужас».

Ещё есть международный аэропорт Палм-бич, расположенный менее чем в 2,1 морских миль от Мар-а-Лаго, 60% полётов в котором осуществляются авиацией общего назначения. Когда президент находится в своей резиденции, все прибывающие самолёты должны сначала лететь в один из пяти так называемых шлюзовых аэропортов, включая «Тетерборо» в Нью-Джерси и международный аэропорт Орландо во Флориде, чтобы пройти досмотр и получить разрешение лететь в Палм-бич.

Дуг Карр, эксперт по безопасности в Национальной ассоциации авиабизнеса, говорит, что крутое снижение числа полётов в международный аэропорт Палм-бич во время недавних визитов президента говорит о том, что операторы решили избегать этот регион вместо того, чтобы сталкиваться с недовольством и убытками от изменения курса и подвергать самолёт, экипаж и пассажиров тщательному досмотру.

Под удар попали не только богатые владельцы самолётов, у которых есть дома и дела в Палм-бич, например, Майкл Блумберг и Билл Гейтс, но и владельцы небольших компаний и их сотрудники. Компании, которые осуществляют уборку, обслуживание самолётов и обеспечивают бортовое питание, страдают если любые полёты, будь то прыжки с парашютом или наблюдение за дикими животными, отменяются или экипажу необходимо проходить трудные, и зачастую безуспешные процедуры согласования.

Официальные представители южной Флориды встречались с охраной президента и Федеральным агентством авиации, чтобы найти возможность избежать убытков, например, создать узкий коридор в полётной зоне, чтобы аэропорт «Лантана» могут возобновить работу хотя бы частично. Но комиссионер Кернер сказал, что охрана президента была непоколебима в вопросе ограничений.

Трамп, скорее всего, не будет вмешиваться. На протяжение более чем двух десятилетий он постоянно судился с Палм-бич по поводу шума самолётов, однажды обвинив руководство местных аэропортов в намеренном членовредительстве путём злонамеренного направления самолётов в сторону Мар-а-Лаго. Адвокаты города ответили, что ничем не могут помочь, так как поместье находится почти на краю восточно-западной взлётно-посадочной полосы.

Теперь, когда президент прибывает, самолётам необходимо сворачивать почти сразу же после взлёта и лететь как можно дальше от поместья по решению суда. Запросы прокомментировать ситуацию Белый дом оставил без внимания. Шансы получить ответ такие же как получить разрешение нарезать восьмёрки в президентском воздушном пространстве.

Комментариев нет. Войдите чтобы оcтавить комментарий.

Добавить комментарий

Наверх