Женщина из Техаса «участвовала в голосовании как гражданка США», на деле ей не являясь

0

Майкл Уайнс

Когда Роза Мария Ортега была подростком, её мать после двух арестов депортировали на родину в Мексику. По мере своего взросления Роза Мария решила избрать другой путь. У неё не было аттестата о школьном образовании, и тогда в возрасте 18 лет она прошла обучение по программе от Министерства труда США и смогла устроиться на работу.

В 2012 году она зарегистрировалась в качестве избирателя и не только голосовала на следующих выборах, но и работала на избирательном участке. Она разведена, воспитывает четырёх детей-подростков, порой работает сразу на трёх работах.

«Пока моя мама была здесь, она постоянно нарушала закон», — говорит 37-летняя Ортега. «Я не хотела себе такого будущего».

Но теперь ей выбирать не приходится. Роза Мария Ортега из Гранд-Прейри, пригорода Далласа и Форт-Уэрта в штате Техас, является постоянной американской жительницей, с грин-картой, но гражданкой не является. Месяц назад заголовки всех газет страны кричали о том, что Ортега признана виновной в том, что незаконно проголосовала на выборах 2012 и 2014 годов, её обязали выплатить штраф в 5 тысяч долларов и приговорили к сроку до восьми лет в тюрьме. Несмотря на то, что владельцы грин-карт наделены многими правами гражданина, они не могут голосовать. 

Если решение суда останется в силе, она будет отбывать свой срок в тюрьме и затем, по всей вероятности, будет депортирована в Мексику. Имеющаяся у владельца грин-карты судимость – вероятный повод для депортации.

Вынесенная мера наказания не сравнится с обычной в подобных случаях: за такое правонарушение обычно дают минимальный тюремный или условный срок. Ортега, закончившая семь классов и не всегда справляющаяся с трудностями на своём пути, настаивает на том, что не знала, что нарушает закон; что её могут посадить и даже выслать из страны за то, что она «запуталась».   

«Я думала, что делаю всё правильно», — говорит Роза Мария. «Я не собиралась навредить кому-либо из людей, штату или правительству. Я даже работала на правительство».

«Я голосовала, как граждане США», — говорит она. «Вот только не знала, что у меня нет права голосовать».

Это дело вызвало резонанс в обществе, разрозненном политикой; так, некоторые убеждены, что иммигранты скорее угрожают общим ценностям нации, чем продолжают американскую традицию принятия и ассимиляции изгнанников. Защитники Ортеги полагают, что суровая мера наказания обусловлена всплеском негодования по отношению к иммигрантам и ложными заявлениями о нарушениях, допущенных избирателями на выборах, о чём твердил Трамп во время своей националистической избирательной кампании.     

По словам одного из адвокатов Ортеги, Доминго Гарсии, её дело подняло вопрос о справедливости судебной системы. Он привёл в пример дело трёхлетней давности: в Форт-Уэрте 16-летний белый подросток из обеспеченной семьи получил условный срок за то, что, сев за руль в нетрезвом виде, насмерть сбил четырёх людей и серьёзно ранил двух. Адвокаты парня сослались на то, что их подзащитный настолько испорчен, что не понимал, что ему чего-то нельзя. Это стало печально известным примером оправдания «испорченности богатством».  

Генпрокурор Кен Пакстон, республиканец, выдвинувший обвинения в мошенничестве против Ортеги, высоко оценил приговор по этому делу, заявив, что он «демонстрирует всю серьёзность Техаса в обеспечении безопасных выборов».

Ортега говорит, что голосовала за Пакстона и за Митта Ромни, соперника Барака Обамы на выборах президента в 2012 году. Её убедил проголосовать за них отец её жениха Оскара Шермана — мужчина консервативных взглядов.

Обстоятельства дела Ортеги, по большому счёту, никем не оспариваются. Проживая в соседнем округе Даллас, она зарегистрировалась в качестве избирателя накануне выборов 2012 года, отметив в регистрационной форме, что является гражданкой США. После того, как она проголосовала там в 2012 и 2014 годах, в 2015 году она переехала в округ Тэррант, где вновь зарегистрировалась для голосования, однако, на этот раз указала, что гражданкой не является.  

Когда её регистрацию аннулировали, она позвонила в избирательную комиссию, сообщив, что голосовала в Далласе. Когда ей сказали, что тот, кто указывает в регистрационном бланке, что не является гражданином, не имеет права голосовать, она зарегистрировалась снова, на сей раз указав, что является гражданкой. Работник комиссии, вспомнивший слова Ортеги о том, что она голосовала в Далласе, решил передать её заявку органам. 

Ортега оказалась за решёткой за мошенничество на выборах, являющееся преступлением, и ложные заявления в регистрационной заявке, квалифицирующиеся как проступок. Сторона обвинения заявляет, что её действия и утверждения говорят о том, что она намеренно нарушила закон, однако, не дали объяснения тому, зачем ей могло понадобиться незаконно голосовать.   

Суд присяжных, состоящий из десяти женщин и двух мужчин, уже постановил, что она виновна в мошенничестве. Наказание за совершённый ею проступок ещё предстоит вынести. После месяца в заключении её выпустили под залог. Её четверо детей находились с бывшим мужем, с которым она почти не поддерживает связь. 

Адвокаты Ортеги выставляют её козлом отпущения. Они говорят, что дело сфабриковано с целью подтвердить безосновательную теорию Трампа о нарушениях избирателей на выборах, а также усилить позиции закона о нарушениях на выборах, продавленного республиканским большинством легислатуры Техаса, который ужесточает требования к избирателю. Федеральные суды постановили, что последняя редакция данного закона ущемляет права латиноамериканцев и других групп населения, обычно голосующих за кандидатов от Демократической партии.     

Суд общественного мнения оказался к Ортеге более благосклонным. Её вина нашла бурный отклик в колонках редакторов и среди правозащитных организаций. В поддержку семьи, оставшейся без матери, через интернет собрали несколько тысяч долларов.

Однако, судьба Ортеги зависит не от общественного мнения, а от решения апелляционного суда Техаса. Если её адвокаты проиграют очередной суд, у них останется ещё один вариант – апелляция в суде Форт-Уэрта, где судья установил вину Ортеги. Судья может заменить восьмилетнее заключение условным сроком, и тогда Ортегу не придётся высылать из страны — при отсутствии каких-либо иных проблем.

Но эта возможность может быть единственной. В пятницу прокурор округа Тэррант Шэрен Уилсон, сторонница Республиканской партии, сотрудничавшая с отделением Пакстона по делу Ортеги, уведомила сторону защиты о встрече по поводу обвинения в проступке – о ложных сведениях в регистрационной форме. По мнению Кларка Бёрдселла, ещё одного адвоката Ортеги, если будет вынесено решение наказать её за вышеупомянутый проступок, это усложнит попытку избежать депортации. Представитель Уилсона Саманта Джордан отказалась от комментариев по поводу дела Ортеги и лишь заявила, что эта встреча – стандартная процедура назначения времени судебного заседания.

Зарегистрировавшись и проголосовав, говорит Бёрдселл, Роза Мария надеялась преподать урок гражданской сознательности своим детям.«Голосование было примером для её детей», — говорит он. «Она сказала им: «Вот что вам предстоит делать. Вам необходимо сделать так, чтобы вы были услышаны». Роза Мария говорит, что в результате смысл урока оказался совсем другим.

Комментариев нет. Войдите чтобы оcтавить комментарий.

Добавить комментарий

 
 
Наверх