Отто Вармбир, по словам отца, был искалечен и запуган в северокорейской тюрьме

0

Отто Вармбир в северокорейском суде.

Более года, пока их сын Отто был в тюрьме в Северной Корее, Фред и Синди Вармбир ничего не знали о его судьбе.

На прошлой неделе семья наконец узнала новости: прежде всего Отто, 22-хлетний студент Вирджинского университета, тяжело болен и скоро вернётся. Но его возвращение будет душераздирающим событием для семьи и небольшого окружения, готовых принять его в свои объятия.

В четверг врачи, обслуживающие Вармбира в медицинском центре Цинциннати, сообщили тяжёлую новость: у Отто «обширная потеря мозговой ткани во всех областях его мозга» вследствие, скорее всего, «сердечно-лёгочного ареста», который остановил подачу крови в мозг.

По результатам двух МРТ, предоставленных северокорейцами, врачи сделали заключение, что Вармбир получил катастрофическое повреждение мозга не позже апреля 2016 года.

«Его неврологическое состояние лучше всего можно описать как бессознательная бодрствование», – сказал доктор Дэниэл Кантер, директор неврологической реанимации центра. Вармбир «спонтанно открывает глаза и моргает», но «не подаёт признаков восприятия речи, обращения к нему и осознания происходящего вокруг него».

Врачи выступили с заявлением буквально через несколько часов после того как Фред Вармбир набросился на Северную Корею как на «режим изгоев», который «искалечил и терроризировал» его сына. Он описал возвращение как «радостное и горестное» и назвал сына «борцом», мрачно добавив: «Мы пытаемся за ним ухаживать».

Заявления отца и врачей университета в Цинциннати – в день, когда Северная Корея объявила, что освободила Вармбира по «гуманитарным причинам» – пролили свет на то, что он пережил с марта 2016, когда со слезами на глазах признался в краже агитационного плаката и был приговорён к 15 годам каторги после одночасового судебного заседания. Этот случай угрожал дальнейшему ухудшению и без того напряжённых отношений между США и севером.

В то время как Северная Корея заявляет, что Вармбир оказался в таком состоянии из-за ботулизма и снотворного, врачи отвергают эту теорию, сообщая, что данные о перенесённом пациентом ботулизме отсутствуют. Высокопоставленное американское официальное лицо сказало на этой неделе что Вармбира жестоко избили в заключении, но врачи сказали, что не обнаружили следов избиения.

«У нас мало ответов», – сказал Фред Вармбир.

Известно следующее: в декабре 2015 года Вармбир приехал на пять дней на север, приобретя тур в китайской компании, реклама которой гласила: «Бюджетное путешествие туда, куда бы вас не пустила мать». Вармбир был задержан в аэропорту Пхеньяна в начале января 2016 года, когда она собирался улетать и был обвинён в непонятном «враждебном деянии» против правительства.

Два месяца спустя он был в суде, одетый в кремовую куртку, и делая заявление по телевидению, он выглядел убитый горем. В четверг Фред Вармбир обратился к журналистам в той же куртке и едва сдерживал слёзы, когда говорил об этом.

«Я могу носить куртку, в которой он был, когда признавал свою вину, – сказал страдающий отец дрожащим голосом. – Я не признаю вину, я говорю, но Отто, я люблю тебя, и я без ума от тебя, и я рад, что ты дома».

Во время пресс-конференции Вармбир набросился на туристическое агентство, «Янг пайонир тур», и обвинил Северную Корею в подвергании американцев опасности с использованием туристических компании, заманивающих их на север, где их могут посадить за решётку. Он отверг объяснения севера по поводу состояния своего сына.

«Даже если вы верите в их объяснения что ботулизм и снотворное доводят до комы – а мы не верим – нет оправдания для любой цивилизованной нации, скрывавшей его состояние и отказывавшей в высококачественной медицинской помощи так долго», – сказал он.

В Вайоминге, плотном городе с населением 8400 человек около Цинциннати, где Вармбиры живут на частном участке рядом с полем для гольфа, освобождение их сына вызвало смешанные чувства – облегчение, что он дома, но и огорчение из-за его состояния. Каждое воскресенье местные церкви молились за его возвращение.

«Теперь мы молимся за его здоровье», – сказала Шерри Шеффилд, неофициальный историк Вайоминга.

Три столба вдоль Спрингфил Пайк, главной магистрали города, были украшены голубыми и белыми лентами, цветами местной школы, где Вармбир играл в футбол и был признан королём красоты. Местные жители выстроились вдоль дороги перед школой чтобы оказать почёт членам семьи, когда они покидали пресс-конференцию. По словам Шеффилд, у многих всё ещё остались вопросы.

«Кто додумался отправлять людей в Северную Корею?», – спрашивает она.

В течение 17 месяцев, которые Вармбир провёл в северокорейской тюрьме, его родители хранили молчание. Друг семьи Майкл Форсайт сказал в среду что ситуация напоминала слона в комнате – все разделяли горе семьи, но никто не хотел говорить о нём.

Вармбир-отец говорит, что он и его жена более десяти раз ездили в Вашингтон и встречались с множеством официальных лиц, включая госсекретаря Джона Керри и шведского посла в США, когда Обама был президентом. Швеция выступала посредником между США и Северной Кореей.

Сенатор Роб Портман, республиканец от Огайо, который вырос рядом с Вармбирами, сказал, что он много раз встречался с американскими, шведскими и северокорейскими официальными лицами, пытаясь освободить Вармбира. Но, по его словам, переговоры с каждым разом становились всё более трудными и безрезультатными так как отношения между США и северов всё больше ухудшались из-за ракетных испытаний севера.

«Это крупный геополитический конфликт, в который он, к сожалению, попал», – сказал сенатор.

В конце концов семья Вармбир поняла, что их молчание мало помогает в разрешении ситуации и в прошлом месяцу они выступили в программе канала «Фокс Ньюс» «Фокс и друзья».

«Ничто из того, что Отто мог или не мог сделать в Северной Корее не заслуживает такого наказания», – сказал тогда Фред Вармбир. Он добавил, что хотел бы, чтобы дело его сына было включено в любой диалог или переговоры с Северной Кореей.

Месяц назад представители Северной Кореи попросили организовать экстренную встречу со своими американскими коллегами в Нью-Йорке, открывая дверь для возвращения Вармбира. Но семья узнала о трагичном состоянии здоровья своего сына только на прошлой неделе. Отец сказал, что семья теперь чувствует себя свободной и не опасается высказывать своё мнение. Он также высоко оценил работу администрации Трампа по освобождению сына и явно выразил неудовольствие действиями представителями администрации Обамы, которые, по его словам, рекомендовали семье вести себя тихо, чтобы не раздражать север.

 «Результаты говорят сами за себя», – сказал Вармбир на вопрос достаточно ли сделала администрация Обамы. Он сказал, что Трамп позвонил ему в среду вечером и сказал: «Мы работали изо всех сил, и мне жаль, что всё кончилось так».

Эксперты говорят, что любой администрации крайне тяжело бороться с авторитарным правительством типа Северной Кореи. Белый дом, например, не может позволить себе чтобы переговоры по поводу заложников оказывали влияние на другие проблему, например, ядерную программу севера или введённые США экономические санкции. Но стандартные рекомендации семьям – молчать и избегать публичных выступлений – часто только усиливают отчаяние и изоляцию.

Дэниэл Расселл, бывший помощник госсекретаря при Обаме, сказал, что администрация Трампа заслуживает похвалы за упорную борьбу в деле освобождения Вармбира, но её действия мало чем отличались от работы администрации Обамы. А Роберт Кинг, специальных посланник по вопросам нарушения прав человека в Северной Корее, который вышел на пенсию в январе, заметил, что Вармбир-младший проигнорировал настоятельную рекомендацию Госдепа, который разместил на своём сайте уведомление, строго предупреждавшее американских граждан не ездить в Северную Корею.

«Проблема в том, что северокорейцы поступили неправильно, – сказал Кинг в интервью. – Дело не в том что США наделали ошибок при разрешении проблемы. Мы делали всё, что могли, чтобы закрыть это дело».

Комментариев нет. Войдите чтобы оcтавить комментарий.

Добавить комментарий

Наверх