Когда работа как вечно сломанный семафор

0

Машинист и другие сотрудники метро Нью-Йорка измождены гневом пассажиров из-за сбоев в работе системы.

Это начинается ещё до того, как поезд метро встанет на станции. Как только машинист в первом вагоне останавливает состав, пассажиры на платформе сразу лезут на глаза со своими жестами.

«Сразу видишь, – недавно сказал один машинист, в злобе стуча по своим часам на руке. – Сразу видишь палец».

И машинистам в головном вагоне ещё везёт. Они в закрытой кабине. Когда состав останавливается, кондуктор в середине поезда открывает окно. Если состав задержался, что не является редкостью, кондуктор сразу подвергается нападкам людей с другой стороны окна.

«Моя новая фамилия теперь Твоюмать, – говорит один кондуктор, мужчина со стажем работы в нью-йоркском метро 20 лет. Его новое имя нецензурное.

Их коллеги с другого берега Гудзона, кондукторы в электричках Нью-Джерси, живут не лучше. «На тебя орут. Тебя остроумно подкалывают. Люди не хотят платить», – говорит кондуктор, работающий на разных линиях в северном Джерси. Если кто-то не платит, кондуктор пожимает плечами и идёт дальше. «Я не амбал», – говорит он.

Трудно работать на дороге, которая ежедневно перевозит по Нью-Йорку и его окрестностям миллионы людей. Задержки в метро и отмена поездов стали привычными, и их учитывают при планировании поездки. Железная дорога Лонг-Айленда и метро Нью-Джерси, две самые нагруженные линии в стране, поставили печальный рекорд по сходу поездов с рельс и предупредили пассажиров об «адском лете», так как «Амтрак» начал ремонт инфраструктуры на вокзале «Пенсильвания стейшен».

Пассажиры не остаются в долгу, и эта реакция не нацелена на руководство дорог или на губернаторов, Нью-Йорка Эндрю Куомо и Нью-Джерси Криса Кристи, которые контролируют их работу. Машинисты и кондукторы метро и электричек, а также сотрудники на станциях, говорят о своей доле, которую они хлебают из-за становящихся всё более ненадёжными систем. Их голоса печально знакомы пассажирам в вагонах по туманным обещаниям – «мы скоро тронемся» –, но редко кто слышит, как эти голоса говорят о своей работе. Их горести теряются среди жалоб пассажиров.

Некоторые из них сравнили себя с грушами для битья, но сказали это на условиях анонимности, потому что им нельзя давать интервью без согласования с работодателем.

Линвуд Уичард, секретарь профсоюза транспортных рабочих «Локал 100», представляющего интересы работников метро, постоянно слышит жалобы от сотрудников на станциях. «Оскорбляют, матерят, плюют на них, – сказал он. – Люди озлоблены».

Стивен Бёркерт, лидер профсоюза дороги в Нью-Джерси говорит, что ситуация с членами его союза стала похожей.

«Мои кондукторы каждую неделю подвергаются либо оскорблениям, либо нападениям», – сказал он. Два нападения произошли совсем недавно, одно из них на кондуктора женщину, которой понадобилась медицинская помощь после того, как её ударили о борт вагона.

Полиция Нью-Йорка сообщает, что за текущий год было зарегистрировано 22 нападения на работников метро, то есть по состоянию на 12 июня в среднем получается одно нападение в неделю. В прошлом году за весь год было зарегистрировано 28 нападений.

«Нам тоже страшно, – говорит машинист поезда, работающий уже 16 лет, который назвал только своё имя, Майкл, при разговоре в комнате отдыха работников метро в терминале Кони Айленд. – Нам хочется выйти из вагона скорее, чем пассажирам».

Работа изменилась, говорит он. «Раньше я получал хоть какое-то удовлетворение от неё, но теперь всё не так», – добавил он. Он сам ездит на работу на метро и старается чтобы его форма не была видна из-под куртки, чтобы к нему не предъявляли претензии.

 

Кондуктор, назвавший себя «Твоюмать» говорит, что люди несут свои проблемы из дома на станцию. «Они наезжают на кондуктора», – говорит он. Если он сталкивается с толпой злых пассажиров, он им говорит: «Выберите одного представителя, пусть подойдёт. Я скажу ему, он передаст вам».

Другой кондуктор сказала, что на неё постоянно срываются пассажиры, не расслышавшие объявления об изменении в расписании, потому что они едут в наушниках. «Они снимают наушники: «Что происходит. Вы ничего не говорили». И потом требуют ответов, которых она не знает. «Я не гадалка, – говорит кондуктор. Я не мисс Клеопатра».

В комнате отдыха на Кони Айленд она и другие сотрудники перестали говорить чтобы посмотреть репортаж о застрявшем прошлым вечером поезде линии «Эф», пассажиры которого царапали двери раскалённого тёмного вагона. Сотрудники покачали головами и продолжили разговор.

Кассиры на станциях сталкиваются с разочарованными пассажирами, которые обращаются к ним за компенсацией в виде так называемых блок-билетов, выдаваемых, когда поезда надолго задерживаются или идут другим маршрутом.

«Они матерятся, – сказала одна из кассиров во время перерыва на станции в Браунсвилле, Бруклин. – Колотят по стеклу. Ломают турникеты и говорят: «Будем делать что хотим».

Её реакция: «Я глупая, поэтому начинаю читать реп. Только что было, вы на пять минут опоздали». Она и несколько других сотрудников сказали, что им кажется, что менеджмент дороги стоит на стороне пассажиров, когда на них жалуются.

«Клиент всегда прав, – говорит она. – Но иногда он не прав».

Уичард, представитель профсоюза, поделился недавними сообщениями в «Фейсбуке».

«Брат, все мои фибры и другой сотрудник, с которым я сегодня работал, спасли моё рабочее место, – гласит одно. – Пассажир плюнул мне сегодня утром в лицо, потому что был недоволен тем, что срок его проездного вышел. Работник продолжил: «Сотрудник удержал меня и только поэтому бог спас меня от взрыва».

Большинство нападений происходит на кондукторов, когда они открывают окна, говорят с пассажирами на платформе, или когда поезд трогается. «В одного кондуктора кинули грушу, – говорит лейтенант Рени Томпсон, сотрудник транспортного отдела полиции. – Был случай, когда кондуктора хотели ударить, но промахнулись». В другой раз кондуктора ударили бутылкой с водой.

Сержант Пол Граттан, который тоже служит в транспортном отделе, сказал: «Они полностью беззащитны».

На дороге Нью-Джерси кондукторы ходят по длинным переполненным вагонам, собирая плату за проезд, сталкиваясь с пассажирами, которые так привыкли к опозданиям, что, по словам одного кондуктора, считают, что поезд, опоздавший на 15 минут, пришёл вовремя.

«Дошло до ручки, – говорит он. – Моральное состояние упало, дальше некуда». Она поздно приходит домой, как и его пассажиры. «Я тренер по лакроссу, – продолжает кондуктор. – Я должен звонить жене: «Принеси мои спортивные вещи. Встретимся на поле». Пропускаешь ужин. Пропускаешь игры». Но он быстро добавляет: «Мне за это платят. Вам нет».

Другой кондуктор, отработавший более 15 лет на линии Моррис и Эссекс, сказал: «Люди стоят у последней черты. Типа «Не орите на меня. Я просто пытаюсь доставить вас домой». Я не могу винить половину их них. Я правда не могу. Мне платят за то, что я делаю. А люди платят за проезд».

Кондуктор с другого берега, 12 лет работающий в системе, пожимает плечами и выдаёт похожее мнение.

«Это работа, на которую мы сами пришли», – говорит она.

Комментариев нет. Войдите чтобы оcтавить комментарий.

Добавить комментарий

 
 
Наверх