Семья мальчика, который носит платья, судится с Управлением образования

0

Пятилетний мальчик по имени Лео сидел среди игрушек на полу своей спальни в Бруклине с трогательными классическими чертами малыша: волосы на глазах и ссадина на колене.

Одежда, которую он выбрал в этот день, была менее обычной: розовые ковбойские сапожки, серо-розовые шорты и джинсовая жилетка, обнажавшая временную розовую татуировку на его маленьком бицепсе.

Лео мальчик, и когда он ещё не умел говорить, сказали родители, он тянулся к вещам, традиционно ассоциирующимися с девочками – он любит розовый цвет и Барби и всё, что блестит. Ему нравится носить платья. Его родители описывают его как «неопределённого пола» и в либеральном анклаве Бруклина Парк-Слоуп, где Лео живёт всю жизнь, он встречает намного меньше неприязни чем в остальных местах. Но когда он пошёл в прошлом году в детский сад, по словам родителей он изменился.

Родители Лео, Даниэль Супер и Майкл Дэвис, подали на прошлой неделе заявление в Нью-Йоркскую городскую комиссию по правам человека, в котором говорится, что общественная школа номер 107 в Парк-Слоуп создала невыносимые условия для их сына в нарушение его прав. Иск также гласит, что администрация школы заявила на Супер, подозревая её в насилии над ребёнком после того как Лео сказал что-то про свои гениталии.

Управление образования говорит, что сотрудники школы обязаны по закону сообщать о любых подозрениях о насилии. Но семья сообщила, что решение о заявлении о том, что обычно считается детским туалетным юмором, происходит от опасных стереотипов о половой ориентации и сексуальном насилии.

«Они превратили невинную фразу в ложное обвинение потому что мы крайне не нравимся им как семья», – сказала Супер.

Обвинения в насилии были признаны штатом Нью-Йорк необоснованными.

Прежде чем Лео начал ходить в 107-ю школу, его родители сообщили администрации о его половой ориентации и порекомендовали несколько книг как для взрослых, так и для детей, которые могли бы помочь его одноклассникам и учителям понять ситуацию, например, «Моррис Миклвайт и оранжевое платье». Он пришёл в школу в первый день взволнованный этим событием, говорят его родители, и на нём был розовый спортивный костюм.

Книги никто в классе не стал читать, говорится в заявлении. Одноклассники Лео не могли определиться как говорить о нём, «он» или «она», что его расстроило. Они не понимали почему он ходит в туалет для мальчиков. Его родители сказали, что он быстро стал ненавидеть школу.

Родители несколько раз напряжённо поговорили с администрацией школы, включая разговор в октябре, в ходе которого директор Иви Литвак сказала, что «было бы проще», если бы Лео был транссексуалом, как говорится в заявлении. Вскоре после этого Супер и Дэвис попытались перевести Лео в другую школу, но им отказали несколько соседних заведений.

В декабре родительница одного из одноклассников услышал, как Лео говорит кому-то «пьёт из моего пениса», содержится в заявлении. Родительница спросил Лео говорит ли он о собаке, и он сказал: «Нет, я про мою маму. Мои родители едят мои какашки». В заявлении говорится что родительница понял это как шутку, с помощью которых пятилетний ребёнок хотел выделиться среди друзей. Тем не менее она сказал об этом классному руководителю Шери Силверстейн. Силверстейн попросила мать Лео поговорить с ним об этом.

Пять дней спустя директор Литвак позвонила родителям Лео и просила встретиться с ней Она сказала, что сказанные слова свидетельствуют, что с Лео «не всё в порядке», и ему нужна терапия.

Через несколько дней Литвак поручила распоряжение от окружного инспектора Аниты Скоп подать на Супер заявление. Полиция прибыла в дом семьи около полуночи в сопровождении представителей Администрации по контролю за детьми. Тойя Холнесс, пресс-секретарь Управления образования, сказала в заявлении, что сотрудникам школы не оставалось ничего кроме как сообщить о своих подозрениях.

«Школы должны быть гостеприимными и развивающими, и мы предоставляем обучение и условия, обеспечивающие учащимся и педагогическому коллективу безопасную, надёжную и открытую среду, – сказала Холнесс. – Сотрудники управления образования обязаны по закону докладывать о любых подозрениях по поводу насилия над детьми, плохого ухода или поверхностного расследования».

Холнесс отказалась говорить о конкретных фактах как сотрудники школы №107 встретили Лео или представили его одноклассникам, ссылаясь на открытое дело. Пресс-секретарь городского юридического управления сказала, что рассматривает иск.

Однако, адвокат семьи Аллегра Л. Фишель, основатель юридического центра поддержки полового равенства, сказала, что школа посчитала слова Лео подозрительными в первую очередь из-за его обычного поведения. Годами, говорит Фишель, сохраняется разрушительный стереотип, который гласит что люди, которые не могут определиться со своей половой ориентацией, подвергались сексуальному насилию.

«Директор заявил о них потому что она считала, что эта семья была несколько странной, – сказала Фишель. – И он не единственный ребёнок в Нью-Йорке, который ходит в школу как эта».

После двухмесячного расследования штат сказал, что обвинения против Супер были «необоснованными», но заявление будет храниться в архиве 10 лет, говорится в деле. Если Супер спросят обвинялась ли она в насилии над ребёнком, говорит её адвокат, она будет обязана сказать «да».

Лео перевели в другую общественную школу в середине прошлого учебного года, а со следующей недели он будет ходить в частную школу. Он кажется оправился от переживаний, говорят родители. Но они собираются довести иск до конца.

«Как родитель я не должна заботиться о посторонних, – говорит Супер. – Я должна защищать моего ребёнка и заботиться о нём, чтобы он мог развиваться».

«Будь самим собой, малыш, – добавила она. – Я буду живым щитом, и я справлюсь».

Комментариев нет. Войдите чтобы оcтавить комментарий.

Добавить комментарий

Наверх