В амишевское село приходит будущее

1

Молодая женщина, одетая в традиционное длинное амишевское платье с белым чепчиком на голове, отошла от фермерского рынка, раскрыла ладонь, обнаружив смартфон. Она начала прокручивать страницы, не замечая происходящего вокруг неё.

Недалеко от неё мужчина, которому далеко за 60, с седой бородой, в широкополой соломенной шляпе и с подтяжками, регулировал настройки управляемой компьютером поперечной пилы. Затем он начал пилить доски для беседок, которые продаются в сети и доставляются по всей стране.

Амиши не отказались от гужевых повозок. Их отказ от многих технологий наложил отпечаток на образ жизни, застывший с 19 века: никаких машин, телевизоров или подключений к электросетям. Но компьютеры и мобильные телефоны проникают в некоторые районы амишей, выводя их – иногда добровольно, но чаще всего нет – в 21 век.

Новая технология дала невиданные возможности для процветания амишей так же, как и людям во всём мире. Подрядчик может позвонить заказчику с рабочей площадки. Программа владельца магазина может быстро посчитать зарплату и товар на складе. Булочная может принимать пластиковые карты. Но у людей, решивших отделиться от внешнего мира, новые устройства вызывают опасения по поводу последствий выхода в интернет. Они беспокоятся о порнографии, о том найдут ли их сыновья и дочери партнёров для свиданий не из амишей, и о связи с миром практически неограниченных возможностей.

«Жизнь амишей строится на признании ценности договорных ограничений, – говорит Эрик Веснер, автор блога «Амишевская Америка», – а дух интернета выступает против идеи ограничений».

Джон, который работает на компьютеризированной пиле в фирме «Амишевские загородные беседки» около Ланкастера, штат Пенсильвания, сравнил это с запретом автомобилей.

«Отказ от машин — это способ сплотить нас», – сказал он. (Как и большинство людей, давших интервью для этой статьи, он отказался назвать свою фамилию из амишевской скромности. Многие отказались фотографироваться по той же причине).

«Всегда беспокоишься о том, что может увести нашу молодёжь из церкви в мир», – добавил Джон.

Интернет также угрожает другому связующему звену амишей: для общества, в котором формальное образование заканчивается в восьмом классе, молодые люди учатся ремеслу у родственника или другого члена сообщества.

«Если что-то можно найти в интернете, ты не думаешь, – сказал Ливай, другой столяр. – Чем больше люди полагаются на технологию, тем больше мы хотим сидеть за столом. Но вам не построить дом сидя за столом».

«Моё опасение о нашем будущем, о наших детях, – говорит он, – в том, что они теряют рабочую этику».

Некоторые молодые люди не согласны. Мэрилин, 18 лет, сказала, что когда она и её друзья собирались в церкви, «наши молодые лидеры просили нас уважать нашу общность и не пользоваться телефонами, поэтому мы только проверяли сообщения, смотрели который час и в этом духе». Он она настаивает, что необходимо быть гибче.

«Мы не можем жить как мы жили 50 лет назад, потому что многое изменилось, – сказала она. – Нельзя ждать от нас что мы всегда будем такими же. Нам нравится наш образ жизни, но хорошо бы немного изменить его».

Сообщество амишей растёт со скоростью, которая может удивить чужаков, и этот рост позволяет развивать использование технологии. Число амишей в США предположительно составляет около 313 000 человек, составляя примерно 150 процентов от их числа 25 лет назад. Большие семьи являются главным источником: у замужних женщин в среднем по семеро детей, и амиши женятся чаще и раньше, чем по всей Америке.

В округе Ланкастера, когда земли стало не хватать и она подорожала, быстрый рост населения выдавил некоторые семьи амишей в более отдалённые районы типа окраин штата Нью-Йорк. Другие оставили фермерство и занялись бизнесом. Мозес Шмукер, например, открыл продовольственный магазин и закусочную на популярном в Филадельфии рынке «Ридинг терминал». Шесть дней в неделю он ездит из Ланкастера в Филадельфию.

«В Филадельфии очень быстрый ритм, – говорит он. – Потом я еду домой и могут там ездить на лошади. Я наслаждаюсь лошадьми. Некоторым людям они не нравятся, а мне нравятся. Так спокойнее».

Его бизнес, «Качественное мясо и гриль Шмукера», снабжает туристов и офисных сотрудников рядом с ратушей. Он принимает кредитные карты и получил четыре с половиной звезды на «Йелпе». («Сэндвич с тушёной в горшке говядиной был З-З-ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЙ!!» гласил один из откликов).

Касаемо технологии Шмукер сказал: «Вам надо делать всё что нужно, чтобы остаться в бизнесе. Люди начинают понимать это».

В округе Ланкастера около 2 000 успешных предприятий, многие из них стоят миллионы долларов, сказал Дональд Б. Крейбилл, бывший профессор Молодёжного центра изучения анабаптизма и пиетизма в Элизабеттауне. Эта «крайне предпринимательская, крайне капиталистическая тенденция», сказал он, тем более примечательна, что она прошла по «культуре запрета».

Многие амиши провели чёткую черту между тем, что позволено на работе – смартфоны, доступ в интерне – и что запрещено дома. Тем не менее, границы могут быть размытыми. Подключение дома к публичным сетям немыслимо, но многие дома электрифицированы с помощью генераторов и солнечных панелей. Холодильники на пропане можно встретить на многих кухнях. А «Амишевское такси», которые водят люди не из общины, позволяют передвигаться по округе не нарушая запрета на владение машиной.

Джон, столяр в «Амишевских загородных беседках», проводит часть своего времени за работой на компьютеризированной пиле, которую можно увидеть дома в современных столярных мастерских. Его мастерство управления машиной в 68 лет является причиной для поддразнивания.

«Мы иногда зовём его компьютерным гиком», – сказал его сын Джуниор когда семья сидела за ужином.

Компания вокруг стола этим вечером представляла собой живописную амишевскую картину. Тут были Джон и его жена, Лиззи, вместе с сыном Джуниором, его женой, их четырьмя дочерями и сыном, который родился дома всего пять дней назад.

Лиззи приготовила стейк, картошку и кукурузу, на десерт был арбуз из огорода. Члены семьи склонили головы в знак благодарности. Жужжание телефонов не прерывало ужин.

Джон беспокоился о проникновении технологий в сообщество амишей.

«Мы не должны иметь компьютеры. Мне не должны иметь мобильники, – сказал он. – Нам можно иметь телефон, но не дома. Но чтобы вести бизнес, нужен компьютер или доступ к нему, и этот телефон попадает в дом. Как справиться с этим?»

Лиззи сказала, что расстроена тем как люди привязываются к своим телефонам.

«Люди относятся к этим телефонам как к божеству, – сказала она. – Они склоняются к ним за столом, склоняются к ним, когда говорят. Мы говорим здесь, что мы не склоняемся перед идолами, а это очень похоже, я думаю».

Профессор Крейбилл сказал, что такие взгляды обычны среди амишей. Они «знают больше о влиянии технологий на человеческое общение чем большинство из нас», сказал он.

Веснер сказал, что беспокойство амишей по поводу постоянного использования мобильных телефонов может передаться всему миру. В сети говорят такое, что никогда бы не сказали на публике. Скорость и доступность общения в сети может сделать людей нетерпеливыми и неудовлетворёнными медленной, более продуманной жизнью. Регулярное использование телефонов может стать результатом чрезмерной надежды на машины и технологии при решении проблем. И телефон может увести человека из группы.

«Телефон и наушники это всё что надо, чтобы уйти в свой собственный мир, изолированный от остального общества, – сказал Веснер. – В каком-то смысле это явно против идеологии амишей».

Сегодня некоторые люди в сообществе амишей кажется могут уживаться с технологиями. Сэм, 29 лет, который раньше занимался доставкой в «Амишевских загородных беседках», теперь работает за компьютером в мастерской компании. Обучение работе за машиной далось ему тяжело.

«Я думал, что мне надо знать, как этот компьютер думает, или компьютеру надо знать, как я думаю, нам придётся договариваться!» – сказал он. Теперь, добавил Сэм, он удивляется насколько продуктивным может быть компьютер. «Я просто могу видеть, как он справляется со всеми цифрами – ничего себе – чтобы избавиться от всех этих бумаг».

Но у технологии есть своё место, говорит он, и это место на работе. Говоря у своего дома рядом с Ланкастером одним солнечным днём, он сказал: «Я никогда не думал принести в это жилище компьютер».

Неподалёку его жена подстригала лужайку газонокосилкой, которая мягко жужжала лезвиями, режущими траву. А на соседней овощной грядке два его маленьких сына гонялись за бабочками.

Комментариев нет. Войдите чтобы оcтавить комментарий.

Добавить комментарий

Наверх