Подозреваемый в организации взрывов на Манхеттене осуждён

0

Федеральный суд приговорил к заключению Ахмад-хана Рахими, одиночку из Нью-Джерси, последовавшему призывам в сети к джихаду и инструкциям по его ведению, за закладку взрывчатки в районе Манхэттена Челси, взрывы которой в течение двух дней в прошлом году выбивали окна, а осколки наносили повреждения зданиям, машинам и людям в Нью-Йорке и за его пределами.

Рамини, 29 лет, коренастый и бородатый, муж и отец, родившийся в Афганистане, проживший большую часть времени в Нью-Джерси, в основном не выражал никаких эмоций в Федеральном окружном суде Манхэттена в понедельник, когда слышал единственное слово «виновен» снова и снова, всего восемь раз, произнесённое старшиной присяжных. Он быстро моргал и время от времени казалось, что он кивает.

Террористические атаки, которые убивают и наносят ранения множеству людей, стали привычным делом по всему миру. Взрывы в Челси, при которых никто не погиб, по широкому мнению, прошли на волосок от прямого попадания. Но их близость к месту атак 11 сентября и напоминание о том дне вызвали дрожь по всему городу пятнадцать лет спустя. Полиция говорит, что с тех пор в городе было запланировано около двух десятков терактов, большинство которых было предотвращено, но ни один не потряс и навредил району так сильно.

«Сегодняшнее решение стало победой для города Нью-Йорк, победой для Америки и её борьбы с террором, и победой для всех, кто верит в дело правосудия», – сказал Джун Х. Ким, исполняющий обязанности государственного прокурора Южного округа Нью-Йорка, комментируя событие вне здания суда.

Уильям Ф. Суини-мл., глава нью-йоркского подразделения ФБР, похвалил публику «за их активное участие в событии», и попросил жителей города оставаться бдительными. Джон Миллер, комиссионер нью-йоркского полицейского управления по следственной работе и борьбе с терроризмом, назвал совместное расследование с федеральными властями «безукоризненным».

В своём заявлении мэр Билл де Блазио также прославил вердикт. «Взрывы в Челси были попыткой поставить наш город на колени, – сказал он. – Вместо этого полиция Нью-Йорка, ФБР и федеральные власти привлекли Ахмада Рахими к ответственности».

Рахими был обвинён по восьми эпизодам транспортировки и установки взрывчатки в Нью-Йорке в качестве оружия массового поражения. Он был признан виновным по всем восьми пунктам.

Обвинение подразумевает обязательное пожизненное заключение. Судья Ричард М. Берман назначил дату начала отбытия наказания на 18 января. Адвокат Рахими, Сабрина Шрофф, которая сказала, что её фирма планирует подавать апелляцию, привела необычное заключительное доказательство присяжным в пятницу, настаивая на невиновности её клиента потому, что заложил только одну из двух бомб в Челси той ночью.

Присяжные отвергли этот аргумент. После вынесения решения один из заседателей сказал, что улики были «крайне убедительными» и не оставляли сомнения в вине Рахими. Присяжные были едины при голосовании по поводу большинства пунктов в течение четырёх часов обсуждения, сказал присяжный, который попросил не называть его имя в связи с опасным делом.

Десятки агентов ФБР, полицейских-взрывотехников, компьютерных аналитиков и технических сотрудников представляли доказательства в течение восьми дней рассмотрения дела. Они прочесали завалы длиной в квартал вдоль 23 улицы западной части Манхэттена и записи десятков видеокамер, сделанные в течение нескольких дней после взрывов 17 сентября 2016 года в поисках следов и ниточек, ведущих к подозреваемому, который в ту ночь и не пытался скрываться.

Присяжные также выслушали раненых осколками бомб, специально предназначенных для удара по людям. То, что никто не погиб, стало невероятным подарком судьбы после того как масштаб взрыва стал более ясным. Он выбил окна и двери и оставил горы обломков на крышах зданий. Взрыв отбросил тяжёлую урну на шесть переулков вдоль по улице. Помятый металлический контейнер был выкачен для обзора присяжными.

Рахими принёс много бомб, всего девять, но большинство из них не взорвались. Первая была установлена рано утром в тот день в мусорный ящик на финишной линии благотворительного забега Военно-морских сил США в Сисайд-парке, штат Нью-Джерси. Начало забега было отложено из-за неожиданно большого числа участников, и никто не пострадал, когда бомба взорвалась. Той же ночью взрыв раздался в Челси. Через короткое время прохожие обнаружили бомбу на 27-й улице в западной части Манхэттена, которая была обезврежена сапёрами полиции.

На следующий день Рахими вернулся в Нью-Джерси, оставив рюкзак с шестью самодельными бомбами на железнодорожной станции «Элизабет, Нью-Джерси». В них стояли запалы, а не таймеры, и, хотя они не должны были взорваться сами, бомбы всё равно представляли опасность. Сапёры непреднамеренно взорвали одну из них с помощью робота.

Рахими был найден по отпечаткам пальцев и образцам ДНК на невзорвавшихся устройствах и обломках от взрывов. Видео с камер по всему его пути от Пенсильванского вокзала на Манхэттене, куда он прибыл тем субботним вечером из Нью-Джерси, до 23-й и 27-й улиц на Западе острова, было продемонстрировано присяжным в течение нескольких дней. Без спешки, с безразличным лицом, Рахими шёл по городским тротуарам, катя каждой рукой по чемодану на колёсах. Один он оставил на 23-й, другой на 27-й улице. Первый взорвался около полвины девятого вечера. Камеры одна за другой показывали смеющихся прохожих, пока не белая вспышка не заполнила пространство. На видео те же прохожие закрыли свои уши руками.

Позже тем же вечером на 27-й улице двое мужчин увидели на тротуаре чемодан. Один из них нагнулся, чтобы открыть чемодан, вынув объект, завёрнутый в пластиковый пакет. Это была скороварка, набитая шрапнелью, с подсоединённым мобильником в качестве детонатора. Пустой чемодан они забрали с собой. Житель близлежащего дома заметил устройство, и, находясь под впечатлением от недавнего взрыва, позвонил в полицию.

Адвокат Шрофф сказала присяжным, что Рахими передумал, услышав взрыв своей первой бомбы и разрядил второе устройство. Старшина присяжных, который, как и другой заседатель, говорил на условиях анонимности, сказал, что состав присяжных не поверил в это.

«Мы безусловно считаем, что устройство на 27-й улице было заряжено, и, хотя оно не взорвалось, это не считается поводом для сомнения в назначении устройства», – сказал он.

Старшина, живущий на Манхэттене, сказал, что суд стал отличным напоминанием о ежедневных рисках. «Трудно быть ньюйоркцем, который не всегда смотрит по сторонам», – сказал он.

Комментариев (1)

  1. CIS.Bearcat

    Когда взрывы произошли, то в колледже на входе появились наряды полиции, а по ящику и в новостях говорили только о взрыве в Нью-Джерси, и ни слова про Манхэттен. Поэтому я сам удивился, читая эту новость, что не был в курсе о взрывах на соседних с колледжем улицах.

Добавить комментарий

Наверх