Трамп отправляется в Азию с амбициозной повесткой, но сам он мало что может предложить

0

Трамп отправляется в свою поездку в Азию в пятницу ослабленный и напуганный скандалом, навстречу окрепшим в последнее время лидерам Китая и Японии, в регион, который всё больше идёт своим курсом без указания Америки.

Белый дом описывает поездку как шанс для Трампа продемонстрировать свои дружеские отношения с президентом Си Цзиньпинем и премьер-министром Японии Синдзо Абэ – сильный мировой лидер давит на своих коллег чтобы договориться о более справедливых торговых сделках с США и усилить влияние на вооружённую ядерными ракетами Северную Корею.

Но эксцентричный стиль Трампа управления государством, дополненный тенью расследования российского вмешательства в выборы, оставляет его в сомнительном положении для выбивания концессий у Си или даже союзников типа Японии и Южной Кореи. Южная Корея на самом деле может сблизиться с Китаем после окончания на этой неделе обсуждения развёртывания американской противоракетной системы.

Накануне поездки у сотрудников Белого дома была другая основная проблема: отправка 71-летнего президента в изнурительный 11-дневный марафон по пяти странам, который задумывался как две отдельные поездки, пока Трамп не решил сделать всё за один раз.

Хотя Трамп не примет участия во встрече лидеров Юго-Восточной Азии на Филиппинах, чтобы уехать домой на день раньше, поездка станет самым длинным туром в Азию, когда-либо совершённым президентом со времён Джорджа Буша в конце 1991 года – путешествие закончилось в Токио, когда Буш, уставший и больной гриппом, свалился после того, как его вырвало на японского премьер-министра.

Во Вьетнаме, сказали его помощники, Трамп озвучит новую политику в отношение Азии, построенную на концепции «свободного и открытого индийско-тихоокеанского» региона. Идея, как они признали, пришла от японцев, которые настаивали на объединении США с тремя другими морскими демократическими государствами – Японией, Австралией и Индией – чтобы сдержать крепнущий Китай.

«Эта поездка – большая возможность продемонстрировать преданность Америки и администрации Буша индийско-тихоокеанскому соглашению», – сказал советник по национальной безопасности генерал-лейтенант Х. Р. Макмастер, используя фразу, которая станет крылатой для администрации Трампа, типа «Азиатской стратегии» администрации Обамы.

Представители Японии воплотили индийско-тихоокеанскую идею со своими американскими коллегами: Брайаном Х. Хуком, директором Госдепа по политическому планированию и Мэтью Поттингером, директором азиатского отдела Совета по национальной безопасности. Но родилась она намного раньше, благодаря американскому морскому офицеру и историку Альфреду Тайеру Махану, жившему в 19 веке, чьи записки о морских державах давно изучаются в Японии, но только недавно привлекли к себе внимание в Белом доме.

Проблема в том, что пока неясно озвучит ли Трамп в Азии новые инициативы в этом ключе. Он вывел США из самого заметного регионального проекта, Трансатлантического партнёрства. Он настаивает на замене этого соглашения двухсторонними торговыми сделками, но Япония и другие азиатские государства отказываются от открытых переговоров, а Южная Корея игнорирует требования Трампа о пересмотре существующего договора о торговле.

«Когда регион смотрит на Трампа, он видит неопределённость, он видит непредсказуемость, они видят отход от ключевых соглашений типа Трансатлантического партнёрства, – сказал Эван С. Медейрос, бывший старший советник по Азии президента Барака Обамы. – Азиатским политикам реально трудно понять есть ли у него последовательная стратегия».

Сегодня, добавил Медейрос, «Никто в Азии не может позволить себе вступить в союз с американским президентом, потому что он и его политика ненадёжны и неприятны».

Тем не менее, азиатские лидеры любезны с Трампом. Абэ пригласил его поиграть в гольф в воскресенье в Токио в ответ на пребывание в поместье Трампа в Палм-бич, штат Флорида, в феврале. Си устраивает ему то, что официальные лица называют «расширенным государственным визитом», с поездкой в Запретный город и инспекцией войск.

Трамп берёт с собой в Пекин 29 глав фирм, надеясь заключить новые сделки для американской промышленности на миллиарды долларов. Но официальные лица не разделяют ожиданий что Китай согласится на существенное открытие своих рынков.

В каком-то смысле, сказал Майкл Дж. Грин, эксперт по Азии Центра стратегических и международных исследований, визит Трампа больше похож на торговую миссию голландского премьер-министра или французского президента чем на встречу лидеров двух сверхдержав. Тем не менее, Трамп планирует сделать северокорейский кризис главной темой своих остановок в Токио, Сеуле и Пекине. Генерал Макмастер сказал в четверг, что администрация планирует внести Северную Корею в правительственный список государств, поддерживающих терроризм.

В Пекине Трамп будет давить на Си, чтобы Китай больше использовал своё влияние на поведение Пхеньяна. Среди его запросов, говорит человек, получивший информацию в Белом доме, полный отказ от закупок северокорейского угля, закрытие счетов северокорейских банков и отправка домой рабочих из Северной Кореи.

«Китай определённо делает многое, – сказал генерал Макмастер, – но этого явно недостаточно».

Он сказал, что отношения Трампа с Си, окрепшие на их встрече в Мар-а-Лаго в апреле, помогут президенту. Но аналитики отметили, что у Си, который после недавнего конгресса Коммунистической партии стал, возможно, самым сильным китайским лидером после Дэн Сяопина, мало причин для избегания трений с Трампом, как по Северной Корее, так и по торговле, где протекционистские инстинкты Трампа могут вызвать сопротивление Китая.

Си продемонстрировал уверенность в себе обращением к Южной Корее по поводу обсуждения размещения на территории Корейского полуострова американской противоракетной системы. В какой-то мере это подчеркивает невозможность Китая провести границу между США и их союзником. Но это также осложнило усилия Трампа по созданию коалиции с целью оказания давления на Северную Корею, так как южнокорейский президент Мун Чжэ Ина, который предпочитает дипломатическое урегулирование угрозам применения военной силы, разделяет мнение Китая, также склоняющегося к дипломатии. Помимо этого, сближение показывает, что азиатским нациям труднее сопротивляться китайскому влиянию, особенно в том момент, когда США кажутся непредсказуемыми и ненадёжными.

«В Юго-Восточной Азии можно видеть, как государства склоняются к Китаю, в частности после выхода Америки из Трансатлантического соглашения, – сказал Грин, который служил главным советником по Азии при президенте Джордже В. Буше. – Они не меняют сторону, они просто страхуются».

«Неясно какая цель у юго-восточной части азиатской поездки, – добавил он, – разве что Трамп собирается установить личные отношения с лидерами Юго-Восточной Азии, некоторые из которых проблематичны».

Одним из этих лидеров является филиппинский президент Родриго Дутерте, приказавший совершить незаконные убийства тысяч дилеров, подозреваемых в торговле наркотиками. Старший сотрудник администрации сказал, что у Дутерте с Трампом «тёплые отношения».

В Азии некоторые эксперты не видят важности проблем Трампа в связи с российским скандалом.

«Это внутренняя политика, – сказал Кунихико Мияки, бывший японский дипломат, сегодня преподающий в университете Рицумейкан в Киото. – Американские политические лидеры, включая Трампа, надеюсь, достаточно умны, чтобы справиться с задачей на внешнем фронте даже если дома они в большей опасности».

Но другие говорят, что быстро развивающееся расследование может усилить сомнения в надёжности Трампа.

«Это оптический вопрос, – сказал Ричард Джавад Хейдарян, профессор политологии университета де ла Салля в Маниле. – Тень импичмента посеет сомнение в том, сможет ли Трамп осуществить какие-либо крупные инициативы, которые он обещает».

Деятельность Трампа в течение следующих 11 дней может изменить это восприятие в лучшую или худшую сторону, поэтому люди в Белом доме и за его стенами беспокоятся о графике, который некоторые сравнивают с маршем военнопленных во время Второй мировой войны под угрозой оружия.

«Это на самом деле две поездки, сжатые в одну, – сказал Дэниел Р. Рассел, который до марта работал помощником государственного секретаря по делам в Восточной Азии. – Каждая из них довольно амбициозна. Сжатые в одну одни станут чем-то типа Батаанского марша смерти».

Комментариев нет. Войдите чтобы оcтавить комментарий.

Добавить комментарий

Наверх