Добро пожаловать в США: дискриминация, задержание, обыск, допрос

0

Америка может быть землёй свободных, но по прибытию миллионы приехавших проходят настоящее чистилище на американской границе. Мы рассмотрели худшие варианты – что происходит с тысячами путешественников каждый год в американских аэропортах, и какие права у них есть (а каких нет).

В США мало людей, обладающих большей силой чем офицер американской таможенно-пограничной службы. На границе США единственный человек может инициировать процесс, который может завершиться выездом приезжего – добровольным или принудительным – из страны. Это грустная ирония для нации, основанной главным образом иммигрантами.

Подавляющее число людей, попадающих в США, пересекают канадскую или мексиканскую границу. Но более четверти едущих в США прибывают по воздуху, а из-за событий последних лет уровень безопасности на этом виде транспорта постоянно становится всё выше. После того момента, как человек проходит зону безопасности в аэропорту вылета и до момента прохождения таможни и иммиграционного контроля в пункте назначения, существует так называемая «воздушная сторона», которая озадачивает и завораживает адвокатов. Это международный юридический феномен, который в большинстве своём трактуется на усмотрение принимающих стран.

Прав, которые путешественники – граждане или нет – имеют перед законным пересечением границы, становится намного меньше, чем они ожидали. В некоторых случаях это пространство среди других пассажиров предоставляет существенно меньше прав, чем некоторые самые недемократичные и несвободные страны на земле. Ограниченный доступ к юридической помощи, обыски без ордера и размытые права на свободу слова лишь некоторые случаи.

Крис Итон, специалист по электронным средствам коммуникаций и активист охраны окружающей среды входит в так называемый 1 процент, то есть очень маленькую часть американских граждан, которые подвергаются, и в большинстве случаев и в дальнейшем будут подвергаться дополнительными досмотрам и проверкам перед или после полёта в США.

Согласно данным Управления национальной безопасности, около 98 процентов всех путешественников попадают в страну после начальной или «первичной» проверки официальными сотрудниками в порту прибытия. Из примерно 98,3 миллиона прибывших в США из-за границы по воздуху в 2012 году, около 724 000 человек были задержаны, арестованы или отправлены назад. Причины разные: иностранные ордеры на арест, иммиграционные проблемы, неспособность предъявить необходимые документы, экологические и сельскохозяйственные нарушения. В некоторых случаях причина не сообщалась.

Летя с пересадкой из Доминиканской республики в Сиэтл через Майами в начале июня 2013 года, Итон сказал, что после рутинного досмотра в аэропорту вылета, его дополнительно задержали на более чем 6 часов в международном аэропорту Майами, где у него была запланирована пересадка.

Итон попал под вторичный контроль – на его посадочном талоне поставили штамп «SSSS» – при котором его сумки обыскали в отдельном помещении. Хотя офицеры в аэропорту были вежливыми и учтивыми, Итон подозревал, что происходит что-то ненормальное.

Он не одинок. Исследователь проблем безопасности и программист Надим Кобейсси сказал, что его останавливали не меньше десяти раз для повторного контроля в американских аэропортах с марта до августа 2012 года. Он сообщил автору статья через «Криптокет», приложение с открытым кодом, которое он создал для защищённого общения, что «случайные» дополнительные досмотры, на которые он попадал, были больше связаны с его национальностью, чем с работой. По факту однажды члены экипажа сказали ему, что он мог быть «в списке». Во время допроса в аэропорту ему задавали вопросы о его работе над разработкой программ. В одном их случаев его американский паспорт конфисковали и продержали в закрытом пластиковом пакете более часа.

«Мне не сообщили о моих правах», – сказал он, добавив, что сам он о них не спрашивал.

Предполётный дополнительный контроль может быть выборочным. Он может быть и целенаправленным на основе критериев, установленных властями, например, билет в один конец и оплата проезда наличными. Контроль может проводиться в аэропорту Управлением безопасности на транспорте или иностранным агентством с теми же обязанностями, часто по инструкции и наставлениями Управления национальной безопасности.

Известно, что американское правительство ведёт список имён людей, которые подлежат дополнительному контролю, от обычных граждан до дипломатов и политиков. По состоянию на декабрь 2009 года, список содержал 16 000 имён. Считается, что с тех пор число увеличилось на тысячи.

Только спустя время Итону стало ясно: раз его задержали на 6 часов в Майами, то это было спланировано и целью был именно он.

Итон говорит, что ему задавали много вопросов во время допроса, включая вопросы о его семье, семье его партнёрши, его работодателе и деталях предыдущих поездок, то есть о информации, которую можно считать личной и интимной. В отличие от Кобейсси, который не имеет чёткой позиции по поводу более чем дюжины задержаний его в течение нескольких месяцев, Итон «практически уверен», что это нежелательное внимание американских официальных лиц полностью стало результатом его работы. Работа Итона как специалиста по электронным СМИ главным образом сосредоточена на изменении климата. Он отметил, что офицеров «особенно заинтересовала» его поездка на Аляску на судне «Эм Ви Эсперанца», принадлежащем «Гринпис».

Пока он строил версии о том, что было нужно пограничникам, «Я позже узнал, что, когда они отвели мою спутницу в сторону, первое, что они спросили, есть ли у неё мой телефон. Я думаю, что вполне очевидно, что им было надо». Он сказал, что офицерам был нужен его телефон, чтобы посмотреть с кем он контактировал в конкретных организациях.

Но обстановка накалилась, когда офицеры попросили пароль от его «Айфона», что ему не понравилось. Ему было ясно, что мысль была в том, что, если он не даст пароль, его не пустят в США. Ему задавали вопросы, полные подозрений, типа не прячет ли он чего-нибудь, «типа детской порнографии». Ему не смогли ответить, что будут делать с его телефоном если он даст пароль.

Итон попросил о юридической помощи, и ему сказали, что он в процессе въезда в США, поэтому у него нет права на адвоката. Это противоречит наставлению, распространяемому Американским союзом гражданских свобод. Пограничники считали, что у Итона не было прав пока он был задержан.

Не зная своих прав он в конце концов сдался из-за беспокойства за свою спутницу. Он сказал, что не видел свой телефон следующие 4 часа. Он сильно подозревает, что его телефон подключали к компьютеру, после того так заметил, что все его пометки в телефоне были удалены. Батарея в телефоне была полностью разряжена, говорит он, так что «им надо было его зарядить».

Итона отпустили через 6 часов не сообщив причину задержания. «Мне так и не сказали почему я был задержан, – сказал Итон. – По факту, я считаю, что меня ввели в заблуждение, когда сказали, что досмотр выборочный и когда сказали, что мне не положено ничего знать».

Он узнал, что разные сотрудники авиакомпании и полиции аэропорта говорили его партнёрше, что они разговаривали с пограничниками, и что его на самом деле задержало Управление национальной безопасности, и что даже был выдан ордер на его арест в Сиэтле. Он сказал, что помимо опасений, что его могли арестовать или даже депортировать, было «трудно понять о чём идет речь», и что его передавали от одного офицера к другому. Позже он подтвердил, что, приземлившись в Сиэтле не увидел ордера на свой арест. «Меня не арестовали».

Несколько недель спустя агенты ФБР пришли в квартиру Итона. Он был одним из нескольких активистов в области климата в городе, которыми заинтересовалось агентство. Местная газета Сиэтла «Стренджер» подтвердила, что шесть других активистов в июле посетило ФБР. Итон объяснил, что агенты хотели «разъяснить» причину его проблем, испытанных в аэропорту. Сказав, что он хочет проконсультироваться с адвокатом, Итон отказался продолжить разговор.

Иммиграционные юристы и адвокаты считают границу сложным делом, потому что это плохо определённое, практически нейтральное пространство между государствами, то есть, минное поле конфликта между местным, иностранным и международным правом.

Как только пассажир проходит через контроль в аэропорту, он оказывается «воздушной» транзитной зоне (часто дающей возможность совершить беспошлинные покупки). Эти места остаются под юрисдикцией страны, в которой расположен аэропорт, но «без условий, которые обычно существуют в либеральном демократическом обществе», согласно датскому исследователю и эксперту по вопросам независимости Томасу Гаммельтофт-Хансену, выступавшему в июле 2013 года на Национальном общественном радио.

В такой зоне лондонского международного аэропорта «Хитроу» Дэвид Миранда, партнёр журналиста Гленна Гринвальда (который опубликовал выдержки из документов американского правительства, похищенных сотрудником АНБ Эдвардом Сноуденом), содержался почти 9 часов в августе 2013 года.

Введя Протокол номер 7 Акта о терроризме, законодательного документа Объединённого королевства, который действует только в приграничной зоне и портах прибытия типа аэропорта, сотрудники правительства королевства смогли предотвратить контакт Миранды с адвокатом и заставили его передать им пароли от его электронных устройств. Акт не предусматривает права на молчание.

Миранда, бразилец, ехавший в Рио-де-Жанейро (где он живёт с Гринвальдом), сказал, что его «сопроводили» на паспортный контроль, чтобы он мог попасть в Британию и подождать там». Только покинув пограничную зону и попав в Британию, он получил права, которыми пользуются жители королевства.

Подобная ситуация может возникнуть в пространстве, которое пассажир оставляет, покидая США через транзитную зону или въезжая в страну через один из 329 официальных американских портов прибытия, описываемое как место, где человек может законно попасть в США по земле, морю и через аэропорт. Другими словами, американская «граница» не просто набор мест где люди попадают в США из Мексики или Канады, и точки, где сотрудники пограничной службы или таможни возвращают проштампованный паспорт. Реальность намного сложнее.

«По закону и в реальности правительства в своём роде ограничивают свободы, создавая то, что можно назвать чистыми зонами, – сказал Гаммельтофт-Хансен. – В некоторых ситуациях, включающих гостиницы неподалёку, соседние центры задержания – даже суд за много миль от самого аэропорта, но тем не менее поддерживающего эту идею – в общем, это часть транзитной зоны аэропорта».

Практика показывает, что миллионы пассажиров, которые проходя через эти зоны, остаются субъектами американского права, но получают меньше прав, потому что они пока официально не въехали в страну.

Определение «границы» американским правительством может растянуться до ста миль вглубь страны от порта въезда, где она начинается, согласно мнению Американского союза гражданских свобод – достаточно много, чтобы включить в себя около двух третей американского населения, как и почти каждый крупный американский город, включая Нью-Йорк, Бостон, Вашингтон, округ Колумбия, Чикаго, Сиэтл, Лос-Анджелес и Сан-Франциско. Это широкое определение даёт американским пограничным патрулям, подразделению типа пограничной службы, «необходимую власть» для установки КПП на трассах, где проводятся «административные остановки» и водителям с пассажирами задают обычные вопросы, например, об их национальности.

Сотрудники таможенных и пограничных патрулей, работающих в портах въезда на границе США обязаны выявлять ввоз незаконных и опасных веществ и «исполнять законы, контролирующие поток лиц и товаров через границу», согласно документа Управления национальной безопасности, опубликованного в конце 2011 года.

Управление национальной безопасности предоставляет патрульным доступ к информации о преступлениях и другим данным, помогающим определить право человека на въезд в страну. Эти детали часто предоставляются иностранным государствам в рамках существующих правовых соглашений – известных между странами как «юридическая взаимопомощь» – или через более широкие договорённости типа соглашения Евросоюза о «записи имён пассажиров».

Большинство людей проходит так называемую «первичную проверку», при которой пограничный патруль проверяет паспорт граждан или иностранцев и задают вопросы, чтобы определить можно ли им попасть в США.

Хотя физические и виртуальные границы сильно отличаются, «Интерпол» уже видит результаты, сообщая, что он может применить концепцию к сетевой преступной деятельности.

Скотт Рейлтон, иммиграционный адвокат фирмы «Каскедиа кроссбордер ло», сказал мне по телефону, что проблемы, возникающие на границе, в большинстве случаев делятся на две крупные категории: таможенные или иммиграционные нарушения. Тем не менее, самые обычные ситуации связаны с сельским хозяйством, типа ввоза товаров, которые могут навредить американской фермерской экосистеме или экологии, например, растений или продовольствия. Их часто устраняют на границе, при этом налагаются штрафы в случае сокрытия таких товаров.

«Граница в основном разделена на таможенные нарушения и иммиграционные нарушения», – добавил он. – Практически любое нарушение, связанное с наркотиками, закрывает въезд в США. Положение Акта о иммиграции и национальностях идёт дальше чем просто обвинение. Например, если офицер-пограничник имеет «явное подозрение» что человек в прошлом занимался перевозкой наркотиков, ему не надо доказывать совершение преступления чтобы запретить въезд в США».

В любом случае если пограничник подозревает, что что-то не то, он может и обязательно направит человека на «вторичный контроль». Эта часть пассажиров получает на своей декларации штамп «А» для проверки на наличие еды, «B» при иммиграционных проблемах и «С» для тщательной проверки багажа.

Рейлтон, чья юридическая фирма находится рядом с канадской границей, объяснил, что закон определяет обвинения так широко, что они могут включать в себя обвинения в прошлом. «Даже если обвинение в дальнейшем было снято, с иммиграционной точки зрения оно по-прежнему существует. Например, снятие обвинения в Канаде не признаётся в США при иммиграции».

По закону американским гражданам нельзя отказывать во въезде, но им всё-таки надо продемонстрировать или каким-либо образом доказать – например, показав действующий паспорт – что им можно вернуться в страну.

«Бремя доказательства лежит на человеке, который хочет въехать в США», – сказал Рейлтон.

Небольшое число прав, которые доступным американцам и иностранцам в портах въезда в США перевешивается властью пограничных властей.

Одними из самых противоречивых – и всё ещё спорной серой областью закона – являются права пассажиров в отношение электроники и проверки устройств. В то время как иностранцам и гражданам в равной мере предоставлены конституционные права на свободу слова и самовыражения и право на защиту от необоснованного обыска и ареста на территории США, на границе многие из этих прав существуют в ограниченном виде.

Досмотр багажа и электронных устройств на территории США обычно подпадает по Четвёртую поправку, которая запрещает обыски без ордера и достаточных оснований. Но ордер на обыск не требуется для досмотра устройства в порту въезда.

Рейлтон отметил, что права по Четвёртой поправке не полностью отсутствуют на границе, по крайней мере, как юридическое понятие. «Давнее правило гласит, что досмотры на границе «оправданы» самим фактом того, что они происходят на границе», – сказал он.

Согласно документам, полученным Американским союзом гражданских свобод в результате запроса на основании Акта о свободе информации, более 6 000 пассажиров – около половины из которых были гражданами США – подверглись досмотру своих электронных устройств в американских портах въезда с октября 2008 до июня 2010 года.

В документе, опубликованном Управлением национальной безопасности, погранконтроль говорит, что может проводить «короткий физический контроль», например, включение устройства, чтобы показать, что это не контейнер для незаконных веществ, но также имеет право «просмотреть … содержимое устройства». Устройство также может быть задержано, что может повлечь за собой копирование данных, содержащихся на устройстве, для их дальнейшего использования при судебных действиях. Копия данных может использоваться для «определения права на текущее или будущее пребывание». Устройства часто возвращаются в течение 7 дней, но задержание может быть продлено до 14 дней, говорится в документе.

В начале 2013 года американский апелляционный суд принял решение, что устройство может быть досмотрено если пограничники имеют «основанные подозрения» преступной деятельности. Это определение «основанных подозрений» является законным правом, данным правоохранителям для временного задержания подозреваемого при условии, что они совершили или могут совершить преступление, хотя это и отличается от «достаточных оснований», которое является высшей формой подозрения, на основании которой выписывается ордер. Пограничники натренированы определять подозрительное или нервное поведение в порту въезда, что может стать причиной возникновения «основанных подозрений».

Пограничники, если им сложно досматривать устройство из-за проблем с переводом или шифрованием, могут запросить помощь извне. «Фонд электронных рубежей» отмечает, что неясно могут ли сторонние агентства использовать полученные при досмотре данные.

В судах происходят изменения, которые могут по-новому определить процедуру досмотра электронных устройств на американской границе. Петиция о переводе дела в Верховный суд США была подана в начале августа 2013 года, что ещё больше прояснит дело.

Рейлтон объяснил, что у человека есть право хранить молчание по Пятой поправке, когда кто-то может отказаться отвечать на вопросы, но это редко идёт на пользу желающим попасть в США. С другой стороны, конституционные права, которые регулируют свободу и слова, и самовыражения также ограничиваются на границе.

Согласно данным Американского союза гражданских свобод, официальные правила пограничного контроля запрещают американцам и иностранцам записывать видео или аудио без предварительного согласия руководителя порта въезда. Это нарушает право, данное Пятой поправкой, на документирование публичных действий правоохранительных органов, предупредил союз, и подал за это в суд на правительство.

Однако, документ, опубликованный «Нью-Йорк Таймс» в августе 2013 года, показал, что Управление национальной безопасности потратило 5,1 миллиона долларов на систему под названием «Биометрическая оптическая система контроля» после двух лет разработки, оплаченной налогоплательщиками. В отчёте говорится, что система поможет сравнивать лица в толпе с именами в стоп-листе, как при поиске подозреваемых в терроризме на важных и многолюдных событиях, так и при поиске беглецов в трудных густонаселённых районах. Технология использует большую базу данных лиц, большинство из которых, по словам Управления национальной безопасности, были получены пограничниками при пересечении границы.

Хотя Итон и успешно попал в США, он был разгневан враждебным отношением, которое его правительство всё больше использует к своим гражданам.

«Похоже, что федеральное правительство может травить кого хочет в аэропорту, – сказал он. – Не было никакого повода задерживать меня. Это позволяет им конфисковать электронику, в которой они роются в поисках контактов и других данных, и продолжать травить и унижать кого угодно».

«Даже если инциденты мелкие, они глубоко влияют на нашу психику. Власти лишают нас сил и сводят нас с толка такими поступками, не давая нам жить своей жизнью, заставляя жить так, как они хотят».

 

Комментариев нет. Войдите чтобы оcтавить комментарий.

Добавить комментарий

Наверх