Апелляция предлагает надежду семьям погибших в Ньютауне в деле против оружейных компаний

0

Ньютаун, штат Коннектикут — С тех пор, как его 6-летний сын Бенджамин был застрелен в начальной школе «Сэнди-Хук», Дэвид Уилер давал показания в законодательных органах штата, пытался воздействовать на членов Конгресса и сидел рядом со своей женой, Френсин, когда она выступала с речью во время одного из еженедельных обращений президента Обамы, умоляя внести изменения в национальное законодательство об оружии.

На этой неделе семьи погибших планируют посетить Хартфорд, слушая, как юристы излагают в Верховном суде штата свое дело о том, что компании, изготовившие и продавшие армейскую штурмовую винтовку, которой воспользовался преступник, несут ответственность за теракт, в ходе которого погибло 26 человек, в том числе 20 детей.

Они разворачивают новую стратегию, которая, по словам семей и их адвокатов, может прорвать крепкий щит, созданный федеральным законом, для защиты оружейных компаний от судебных разбирательств и сорвавший бесчисленные судебные процессы после того, как их оружие было использовано для совершения преступлений.

Сторонники считают, что, если суд расчищает путь для суда присяжных, внутренние сообщения оружейных компаний, за право сохранить которые в тайне  они отчаянно боролись, всплывут в процедуре раскрытия доказательств, что, в свою очередь, позволит заглянуть внутрь индустрии, узнать, как она работает, и может повлечь за собой ущерб для компаний.

«Это не имеет никакого смысла, что эти продукты свободны от ответственности, — сказал мистер Уилер в недавнем интервью. — Это не равные условия. Это не свойственная Америке капиталистическая деловая практика, которую мы знаем. Это просто неправильно».

Высокие ставки по этому делу вызвали широкий интерес и интенсивный отклик с обеих сторон в ходе обсуждения вопроса об огнестрельном оружии. В суд поступило множество сообщений от так называемых «друзей суда» (лицо как физическое, так и юридическое, которое не является участником процесса и не имеет прямого интереса в исходе спора, но которое вправе представить суду свое компетентное мнение, призванное способствовать вынесению законного и справедливого решения. Как правило, в качестве amicus curiae выступают ученые-юристы, профессиональные ассоциации лиц, правозащитные организации и т.д. – прим. переводчика) — от сторонников контроля над огнестрельным оружием и врачей скорой помощи, которые лечили пациентов, с ранениями от штурмовой винтовки, а также от многих организаций по защите права на ношение огнестрельного оружия. В своем кратком сообщении Национальная стрелковая ассоциация утверждала, что дальнейшее продвижение дела угрожает лишить оружейные компании правовой защиты.

Заседание Верховного суда, после многих лет перекидывания дела из одного суда в другой, состоится, накануне пятой годовщины резни в Ньютауне, и будет омрачено произошедшими случаями массового насилия, повлекшими множество смертей. Все это возобновило национальные обсуждения вопроса продажи оружия, например, винтовки типа «Bushmaster» АR-15, которая была использована в Ньютауне. Неделю назад 26 человек были застрелены в церкви в Сазерленд-Спрингс, штат Техас, а месяцем ранее стрелок открыл огонь по толпе на музыкальном фестивале под открытым небом в Лас-Вегасе, убив 59 человек.

Некоторые люди утверждают, что недавние массовые убийства, служащие напоминанием о возможности приобретения такого оружия как то, которое было использовано в Ньютауне, могли бы повысить доверие граждан к исковым требованиям. «Это как если бы мир бросил самый веский довод для подтверждения позиции истца», — сказал Хейди Ли Фельдман, профессор Джорджтаунского университета и эксперт в области деликтного права, который следил за ходом дела.

Но те, кто выступают против семей, пострадавших в Ньютауне, утверждают, что данный иск — это именно та юридическая проблема, которую федеральные органы должны остановить, и данный судебный процесс — это лишь попытка использовать суд в качества площадки для урегулирования законодательства об оружии.

Дело, возбужденное семьями девяти убитых человек и одним учителем, который был ранен и выжил, сталкивается со значительными законодательными препятствиями. Оно было поднято до уровня Верховного суда Коннектикута, после того, как судья нижестоящего суда отклонила иск в прошлом году, когда обнаружила, что данные требования подпадают «непосредственно под широкий иммунитет», предусмотренный федеральным законом.

Ряд случаев массовой стрельбы повлек за собой шквал судебных исков, но заявления, поданные против оружейных компаний, окончились неудачей, «врезавшись в высокую планку», установленную федеральным законом.

В 2005 году Конгресс принял закон «О защите законной торговли оружием», который резко ограничивал исковые заявления против торговцев и производителей оружия, предоставляя всей отрасли иммунитет от вины, когда их продукция используется в преступлении. Законодатели, выступавшие за эту меру, указали на необходимость пресечения того, что они называют хищническими и политически мотивированными судебными разбирательствами. Но закон допускает исключения из данного правила, в случаях продажи оружия, нарушающей законы штата или федеральные законы, а также так называемом небрежном вверении, когда оружие по небрежности выдается или продается лицу, которое с большой долей вероятности может использовать его не по назначению.

Эксперты в области права говорят, что небрежное вверение использовалось в судебных исках против торговцев оружием, но семьи, пострадавших в Ньютауне, впервые расширяют сферу охвата, чтобы включить в данное дело производителя оружия «Remington», который, наряду с оптовой компанией и местным розничным предприятием, был назван в иске. Юристы компаний отказались давать комментарии.

14 декабря 2012 года, Адам Ланза, проблемный 20-летний молодой человек, ворвался в начальную школу «Сэнди Хук», вооруженный винтовкой типа АR-15 «Bushmaster», использовав 154 патрона менее чем за пять минут. Оружие было законно приобретено его матерью Нэнси Ланзой, которую он также убил.

В исковом заявлении утверждается, что, поскольку винтовка AR-15 была разработана для военных США в качестве боевого оружия, чтобы максимизировать число погибших, оружейные компании никогда не должны были доверять такое оружие неподготовленным гражданским лицам. В иске тоже говорится, что компании сознательно продвигали оружие с размещением продукции в видеоиграх, а также через использование маскулинно-милитаристских маркетинговых слоганов, которые были направлены на психически нестабильных молодых людей — тому же населению, которое использовало оружие для убийства ни в чем не повинных людей в театрах, торговых центрах, школах и церквях.

Юристы семей утверждают, что взрыв насилия лишь укрепил их позицию. «Вот что бывает, когда вы продаёте товар людям, представляющим повышенную угрозу», — заявил Джошуа Д. Коскофф, один из адвокатов семей пострадавших.

Дело уже продвинулось дальше того, что многие первоначально ожидали. Изначально иск был подан в суд штата в 2014 году, затем его передали в федеральный суд, где судья постановил вернуть дело на уровень штата. Семьи увидели проблеск надежды, и были удивлены, когда судья Высшего суда штата, Барбара Н. Беллис, приблизила дело к судебному заседанию, прежде чем отказать в его рассмотрении.

Юристы семей утверждают, что в строго правовом смысле исход дела создаст небольшой прецедент за пределами Коннектикута. Но успешная апелляция могла бы иметь значительное влияние, указывая на слабые места в законодательстве, что могло бы представлять серьезную угрозу для оружейных компаний и в результате вызывать ряд новых заявлений. «Все ключевые игроки будут вовлечены», — сказал профессор Фельдман.

Генеральный прокурор штата, организации по предотвращению насилия, связанного с оружием, и общенациональная ассоциация директоров школ были среди тех, кто писал в поддержку данного дела, наряду с группой хирургов-травматологов и врачей скорой помощи, которые лечили пациентов после случаев стрельбы в Ньютауне; Сан-Бернардино, штат Калифорния; и Авроре, Колорадо.

В одном из сообщений, поддерживающих оружейные компании, Национальная ассоциация стрелкового спорта, чья штаб-квартира находится в Ньютауне, признала, что дело сосредоточено на «трагедии ужасного масштаба», но также утверждала, что иск стремился достичь «регулирования через судебные разбирательства». Национальная ассоциация стрелкового оружия заявила, что «истцы не могут выставить свои претензии» в свете узкого определения федерального закона о небрежном вверении.

Еще одна организация, «Gun owners of America», предложила гораздо более резкий ответ. Группа, используя «Звездные войны» и «Звездный путь», оспорила то, каким образом иск изображает АР-15, сказав, что «винтовки AR-15 не являются Звездой смерти Галактической Империи, оснащенной Ромуланским Маскировочным устройством».

«Позиция истца иллюстрирует взгляды тех, кто, возможно, никогда даже не держал в руках оружие, которое они порочат, — писала организация, —  тем более, не сделал из него ни единого выстрела, как и миллионы мирных, законопослушных американцев».

В деле, которое затянулось на три года, участвующие семьи четко осознают последствия того, что это может быть их последнее средство защиты. Но Кэти Меснер-Хейдж, юрист пострадавших семей, сказала, что они смотрят в будущее, осознавая, что они «поднимают важные, сложные вопросы — и важные, сложные вопросы требуют времени, и есть более длинный путь, чтобы добраться до конца».

Мистер Уилер заявил, что его разочаровали попытки отстоять свои интересы, рассказывая о своем личном опыте и продвижении реформ. Но он и его жена никогда не решались присоединиться к иску. «Это не было трудным решением, — сказал он. — То, что, рассматривается в этом судебном деле — это нечто очень жестокое».

Мистер Коскофф добавил, что во многом его клиенты были более «закалёнными в боях», чем их адвокаты.

«Иногда им приходится сталкиваться с враждебностью, издевательствами и угрозами, просто потому, что они хотят сделать что-то разумное из-за бессмысленности и потери, которые они чувствуют, — сказал мистер Коскофф. — И это очень жестоко».

Комментариев нет. Войдите чтобы оcтавить комментарий.

Добавить комментарий

Наверх