Российская угроза на двух фронтах встречается с американским стратегическим вакуумом

0

Всего несколько часов после того как Путин на прошлой неделе похвалялся производством «непобедимых» новых ядерных вооружений, созданных для обхода американской противоракетной обороны, номинант Трампа на пост командующего киберподразделениями армии распекался на сенатских слушаниях по поводу утверждения его в должности из-за другой раздражающей российской угрозы.

Генерал-лейтенант Пол Накасоне, номинант на пост руководителя Национального агентства безопасности и командования киберподразделениями США, признал, что были сформированы планы ответного удара по Москве за вмешательство в выборы. Эти действия требовали одобрения Трампа. Но генерал Накасоне сказал, что россияне, как и другие соперники Америки в киберпространстве, не испугались.

«Я бы сказал, что прямо сейчас они не думают, что с ними случится что-то особенное, – сказал он. – Они не боятся нас».

Российская игра мускулами и американское заламывание рук отразило стратегический вакуум, который окутывает Вашингтон со всех сторон в то время как Путин имеет целью то, что он видит, как дополнительный ядерный арсенал нового поколения вместе с кибероружием.

Для сравнения США всё ещё не уверены, как использовать кибероружие после расходования миллиардов долларов на создание этого арсенала. Считается, что россияне – как и китайцы, иранцы и северные корейцы – легко могут отразить любую атаку, нанеся удары по американским банкам, коммунальному сектору, рынкам акций и коммуникационным сетям. А в ядерной сфере администрация Трампа должна предложить стратегию сдерживания или оставления России за пределами ядерного паритета. Трамп сам в основном хранил молчание по поводу своего видения сдерживания российской мощи, и не выразил надежду на заманивание Москвы на новые раунды переговоров для предотвращения возврата гонки вооружений.

Угроза, которую Россия представляет на обоих фронтах, помогла США объявить о фундаментальном сдвиге в плане национальной безопасности: министр обороны Джим Маттис заверил в январе, что «меряние огромной силой», а не терроризм, сегодня основной американский фокус.

Ответ Вашингтона – по крайней мере в ядерной сфере – также напоминает об эре Холодной войны: цикл мер и контрмер. На этот раз, тем не менее, он включает в себя не только создание более крупных запасов, но и разработку новых типов оружия более высокой сложности, соответствующего более продвинутой защите от ракет.

«Путин стал лучшим другом американского производства ядерного оружия», – сказал эксперт по нераспространению Гэри Сэмор. Он вёл переговоры с россиянами во время правления Клинтона, когда царил оптимизм по поводу окончания ядерной эры, а также при администрации Обамы, после того как Путин начал нынешнюю ядерную модернизацию Москвы.

Пентагон считает, что многие из новых планов, которые Путин огласил, хвастаясь своим арсеналом, включающим в себя подводные ядерные торпеды, ядерные крылатые ракеты и другое новое вооружение, требуют несколько лет для их завершения. Он назвал свои новые ракеты «непобедимыми», потому что они могут обойти системы ПВО и объявил конкурс на их название.

Путин назвал неспособность США соблюдать прошлые соглашения по контролю за вооружениями причиной своего наращивания. Но он конкретно посетовал на американскую систему ПВО, которая, как он сказал, была нацелена как на Россию, так и на Северную Корею. Американские официальные лица сказали, что это дико искажённый уровень технологий.

В своей речи о положении в стране в январе Трамп потребовал, чтобы Конгресс «модернизировал и перестроил наш ядерный арсенал». За этим в феврале последовал обзор ядерной стратегии, который был более детальным. Он призвал к созданию новых маломощных видов ядерного оружия, что основывалось на базе недавних российских достижений. Он также детально описал некогда совершенно секретную российскую автономную ядерную торпеду, которая должна пересечь Тихий океан.

Вдобавок ядерный обзор отменил давние обещания администрации Обамы что ядерное оружие будет малой частью американской безопасности и обороны. «Прежние предположения что наша возможность производства ядерного оружия будет не нужна и что мы можем позволить устаревать необходимой инфраструктуре, оказались ложными», – гласит документ.

Черновые планы новой стратегии противоракетной обороны, которые могут быть опубликованы позже в этом месяце, включают в себя предложения что программа может превратиться в разработку систем ПРО от России и Китая, а не только от стран-противников с малыми арсеналами типа Северной Кореи.

«Мы больше не должны думать о создании «ограниченных» противоракетных мощностей, – говорится в заключении отчёта, который был выпущен в прошлом году Центром стратегических и международных исследований, вашингтонского исследовательского центра. – США должны начать процесс разработки систем ПРО нового поколения».

Отчёт призвал к созданию «оборонного уровня космического базирования», который будет пытаться сбить стаи вражеских боеголовок и ракет, шаг, который превзойдёт программу разработки космического оружия администрации Рейгана, известную как «Звёздные войны» и без сомнения приведёт к новому витку реакции Путина и российской армии.

Особенно бросается в глаза, что ни у Вашингтона, ни у Москвы нет особого интереса к переговорам о контроле за вооружениями.

Начиная с времён правления Джона Ф. Кеннеди до президентства Барака Обамы, новые соглашения добились того, что сначала были ограничены испытания в атмосфере, а затем было сокращено количество оружия, готового к применению. Результатом стало снижение числа ядерного оружия во всём мире на 85 процентов. Но самое недавнее соглашение о сокращении вооружений, названное «Новым стартом», заканчивает своё действие в 2021 году. Трамп не выразил интереса в его продлении. И есть доказательства, что ещё до его завершения новые дорогие циклы технологических акций и реакций начнут обретать форму.

На протяжении последних нескольких месяцев большинство разговоров об ограничениях было пущено на ветер, так как Путин и Трамп предприняли шаги по переформированию своих арсеналов, как говорят сторонники контроля за вооружениями. Это стало предвестником создания нового поколения ядерного оружия, так как подобные шаги и контрмеры являются основанием для увеличения запасов оружия.

Лизбет Гронлунд, старший научный сотрудник Союза озабоченных учёных из Кембриджа, штат Массачусетс, сказала, что заявление Путина на прошлой неделе «более усилило то, что ясно является новой гонкой вооружений, делая мир более опасным местом». Но что более беспокоит ветеранов Холодной войны, так это не новая технология, но старая риторика.

«Ничто из этого не меняет фундаментальную картину того, что США и Россия делают друг другу», – сказал Мэттью Банн, профессор Гарвардского университета, один из директоров проекта «Управление атомом», группе журналистов в Фонде Нимана в Кембридже в пятницу.

Он сказал, что меняется «уровень напряжения», который возрождает опасность просчётов, которые могут привести к военным действиям – величайшему страху Холодной войны в течение 1950-х, 1960-х и 1970-х.

Киберсоперничество – абсолютно новое явление, а значит, не имеет ничего общего со стратегиями прошлых поколений. Но в публичных заявлениях на прошлых неделях, главы разведки Трампа допустили, что президенту стоит обсудить с ними стратегию предотвращения вмешательства России в предварительные выборы этого года. Трамп выразил сильные сомнения что россияне вмешивались в 2016 году, идя вразрез с заключениями своих представителей разведки.

За два дня до слушаний по поводу генерала Накасоне на этой неделе, человек, которого он заменит на посту руководителя Управления национальной безопасности и киберкомандования – адмирал Майкл С. Робертс – сделал знаменательное признание во время своего возможно последнего появления на публике на Капитолийском холме перед уходом с должности.

Четыре года назад, после принятия командования, адмирал Роджерс сказал, что одной из его задач было добиться «расплаты» врагов Америки за их кибератаки на США, что «обойдётся намного дороже, чем польза», которую они извлекли от взломов. Он также часто говорил, что ответом не обязательно будет ответный киберудар, а это может быть экономическими санкциями или дипломатической изоляцией. Тем не менее, на прошлой неделе адмирал Роджерс допустил, что его собственная цель не была достигнута.

На вопрос какое давление он оказал на россиян, он сказал: «Мы предпринимаем шаги, но мы вероятно недостаточно работаем». Он также отверг санкции, которые Конгресс одобрил в прошлом году – и которые Трампу не удалось ввести – как недостаточные для изменения «расчётов или поведения» Путина.

На слушаниях по утверждению генерала Накасоне двумя днями ранее сенатор Бен Сассе, республиканец из Небраски, сказал, что «проблема не техническая», но политическая, учитывая внушительный киберарсенал США,

«Мы не даём адекватного ответа вызову, с которым мы сталкиваемся», – сказал Сассе.

Комментариев нет. Войдите чтобы оcтавить комментарий.

Добавить комментарий

 
 
Наверх