Иголка за иголкой героиновый кризис накрывает сельскую часть Калифорнии

0

«Я потеряла столько людей из-за этого», – сказала Стэйси Кобайн, 46 лет, которая борется со своим беспорядочным употреблением наркотиков и всё время не имеет дома.

Внутривенное употребление наркотиков десятилетиями является бедой сельских районов Калифорнии, но старые наркоманы, которые когда-то искали метамфетамин – который также вводится с помощью инъекций – всё чаще вместо него пытаются добыть героин или опиоиды в таблетках. Поразительно высокий уровень рецептов на опиоиды в округе Гумбольдт стал причиной формирования зависимости, говорят власти, и тяга к наркотикам всё больше удовлетворяется растущим рынком героина.

Хотя мет «всё ещё правит бал» в Гумбольдте спустя декады постоянного употребления, Эрни Стюарт, главный заместитель судмедэксперта шерифского участка округа, сказал, что уверен, что случаи передозировок героином «часто замалчиваются». Он сказал, что злоупотребление метом и героином коснулось всех местных жителей, а не только бездомных.

На фоне резкого роста употребления и передозировок наркотиками, горы мусора из шприцев сразу бросаются в глаза местным представителям среднего класса, в частности потому, что туризм очень важен для города Эврика и окружающего его региона. Городские бездомные стали объектом обвинений и недовольства. Многие жители Эврики описывают различные истории, включая употребление наркотиков прямо на улицах. Они беспокоятся, что использованные шприцы могут стать угрозой для детей и туристов, играющих в местных парках.

Окружной центр Гумбольдта по снижению вреда, который распространяет чистые иглы в рамках программы обмена шприцев, также навлёк на себя гнев многих жителей, недовольных организацией за распространение игл. Бренди Уилсон основала организацию в 2014 отчасти для борьбы с распространением гепатита С, который широко наблюдается в округе Гумбольдт. Программа обмена, сказала Уилсон, распространила около миллиона чистых шприцев с 2017 года. Данные, предоставленные Уилсон, показали, что около 94 процентов шприцев возвращаются.

«Наш гепатит С и психическое здоровье, и употребление наркотиков, и бездомность, и опиоиды, всё это так связано с сельской жизнью и культурой молчания, – сказала она. – Куда бы я ни обращалась, никто не помогал. Никто не помогал».

Уилсон сказала, что организация также раздала тысячи флаконов «Налоксона», средства, которое спасает от передозировок опиоидами.

Проблема с разбросанными иглами увеличилась два года назад, когда город избавился от лагеря бездомных вдоль Палко-Марш, где спали от 250 до 400 человек, не имеющих жилья.

Городские власти и работники сферы здравоохранения годами убеждали бездомное население переместиться туда. Палаточный городок, который все называли «Чёртово поле», был местом, где можно было поспать и поболтаться в течение дня, но там царила антисанитария и иногда случалось насилие. В 2016 году город решил очистить лагерь, чтобы сделать велодорожку вдоль воды, и не позволил устроить лагерь в другом месте.

Теперь «все хотят заниматься шприцами вместо жизней», – сказала Уилсон.

Кобайн сказала, что решение города убрать лагерь бездомных «сразило нас эмоционально и психологически». Она добавила, что перестала принимать лекарства от биполярного расстройства, потому что она боялась, что побочный эффект, вялость, может сделать её объектом сексуального насилия в случае отсутствия безопасного места для сна. Она носит в сумке большой нож для защиты.

«Они не должны были закрывать площадку если не хотели, чтобы бездомные разошлись по всему городу, – сказала Кобайн. – Надо было оставить всех на месте, если им не нужны были наркоманские причиндалы по всему городу, или дать нам другое место». Она отметила, что только часть городских бездомных, которые жили в палаточном городке, нашли приют через программы поддержки.

Стив Шокли сказал, что он и другие бездомные в округе используют мет не просто, чтобы побалдеть: они часто принимают его, чтобы не спать по ночам. У бездомных всё меньше и меньше мест, где они могут спать, не рискуя получить штраф за праздношатание или чтобы их личные вещи не захватила полиция. Поэтому они принимают мет, чтобы ночью оставаться бодрыми и принимают героин днём, чтобы удовлетворить свою тягу к нему.

Ещё один бездомный, Майкл Майерс, сказал, что героин легче достать чем мет, а иногда и чем марихуану, что удивительно в регионе, который известен как «Треугольник Эмеральды», где марихуана растёт повсюду.

Единственным спасением для Северной Калифорнии стало то, что более мощный незаконный опиоид, фентанил, намного меньше распространён на западном побережье чем в других частях страны. Фентанил, который в 50 раз сильнее героина, всё чаще подмешивается в партии героина и чаще всего становится причиной опустошающего роста смертей из-за опиоидов по всей стране. В отличие от поставок героина на восточное побережье, так называемую «смолу», встречающуюся на западе сложнее смешивать с фентанилом, как говорят эксперты в области здравоохранения.

Но даже без фентанила округ Гумбольдт плохо подготовлен для работы с растущим злоупотреблением и зависимостью от героина. Доступ к заместительной терапии при проблемах из-за злоупотребления опиоидами сильно ограничен в этих удалённых частях Калифорнии, что характерно для всей сельской местности по всей стране.

«Государство абсолютно не справляется и вы можете ссылаться на меня, – сказал Стюарт, заместитель судмедэксперта. – Государство полностью не справляется. Оно не предоставляет достаточного финансирования и ресурсов для реабилитации».

Майк Макгуайр, который представляет несколько округов Северной Калифорнии, включая Гумбольдт в сенате штата, сказал, что правительственным лидерам нужно быть более проактивными в плане увеличения ресурсов в сельских районах штата. Он сказал, что калифорнийцы за городом «отчаянно» нуждаются в более сильной помощи.

«Гумбольдт всего в нескольких часах по трассе 101, – сказал он, – но когда человек едет по шоссе дальше на север, то он как будто перемещается назад во времени. Нам надо проявить инициативу и дать сельским районам средства, который им нужны для борьбы с кризисом».

Макгуайр сказал, что от 500 до 700 жителей Гумбольдта и соседних Тринити и Дель-Норте стоят в очереди на услуги по лечению от опиоидной зависимости.

Марлиз Перес, глава отдела калифорнийского управления здравоохранения по работе с нарушениями здоровья из-за употребления наркотическими веществами, сказала, что штат работает на увеличением числа возможностей лечения, доступных в сельской местности.

«Одна из проблем – это позор, – сказала Перес. – У нас есть ответственные за округ лица, которые не хотят, чтобы в их районе проводились программы лечения».

Некоторые варианты находятся в работе. Поставщик медицинских услуг «Эгис» должен помочь открыть центр недалеко от Эврики в начале 2019 года. Центр рассчитан на 200 пациентов и будет центральным пунктом для маленьких «дочерних» центров в регионе, включая Дель-Норте и Тринити.

Как только появится больше вариантов лечения, задачей станет привлечение людей, нуждающихся в нём и предложение им психиатрического ухода.

«Каждый раз я почти бросаю» это дело, сказал Шокли, «кто-то умирает, что сравнимо с провалом. Но что поделаешь».

Кобайн, со своей стороны, верит, что жильё должно быть на первом месте в обширной программе по работе с употреблением наркотиков в регионе.

«Я не знаю, почему лечение и реабилитация и эти услуги всегда вступают в дело первыми, – сказала Кобайн. – Если бы просто было доступное жильё, люди не употребляли бы так много».

Поиск стабильного жилья для тех, кто больше всего уязвим, чтобы способствовать выздоровлению, это другая проблема. Сэлли Хьюитт из отдела медицинского обслуживания и социальной защиты Гумбольдта, сказала, что неспособность округа расширить предоставление социального жилья сделает это намного сложнее, в частности из-за местного противодействия.

В результате ограничений развития социального жилья в Калифорнии, сказала Хьюитт, официальные лица округа должны по большому счёту иметь дело с частными владельцами домов при поиске жилья для бездомных. Многие из владельцев требуют от потенциальных жильцов рекомендации, хорошую кредитную историю и доход в три раза больше чем стоимость жилья. Всё это сложно для бездомных, в частности для наркоманов.

В то время как округ ищет решения для этих систематических проблем, Уилсон сказала, что её организация будет продолжать распространять иглы в регионе, несмотря на оппозицию жителей города и усилия городского совета, направленные на более жёсткое регулирование её деятельности.

«Мы просто пытаемся понять, как не дать людям умереть в ожидании лечения», – сказала Уилсон.

Комментариев нет. Войдите чтобы оcтавить комментарий.

Добавить комментарий

 
 
Наверх