Самый простой способ попасть в Нью-Йорке за марихуану: быть чёрным или латиноамериканцем

0

Они сидят на скамьях в суде, все чуть ли не поголовно молодые чёрные люди, ожидая своей очереди предстать перед нью-йоркским судьёй по обвинению, которое больше не существует в некоторых штатах: владение марихуаной. Они говорят, что курили в коридоре многоквартирного дома, или сидели в машине с другом, который курил, или закурили сигару «Блэк энд майлд», которую полиция приняла за косяк.

Арестовать за марихуану могут по многим причинам, но одна схема остаётся неизменной в течение многих лет пошаговых изменений в охране правопорядка: основными объектами являются чёрные и испаноговорящие люди.

По всему городу чёрных арестовывают из-за незначительных проступков, связанных с марихуаной в восемь раз чаще, чем белых, не включая латиноамериканцев, в течение последних трёх лет. Испаноговорящих арестовывают в пять раз чаще, чем белых. На Манхэттене разница более существенная: чёрных арестовывают в 15 раз чаще.

На фоне снижения уровня преступности и требований от полиции оправдать число проведённых арестов за незначительные правонарушения, высокопоставленный полицейский чиновник недавно озвучил законодателям простую причину расового дисбаланса: жители из преимущественно чёрных или латинских кварталов чаще звонят с жалобами на марихуану.

Анализ «Таймс» показал, что этот факт не полностью объясняет расовое несоответствие. Наоборот, в районах, где люди звонят по поводу марихуаны в равных пропорциях, полиция почти всегда проводит больше арестов в местах, где живёт больше чёрных.

В Бруклине сотрудники участка, отвечающего за район Канарси, арестовывают людей за владение марихуаной в четыре раза больше, чем в участке, работающем в Гринпойнте, несмотря на то, что жители звонят в 311 (муниципальную службу помощи) и 911 с жалобами на марихуану с той же частотой, как гласят данные полиции. Участок Канарси на 85 процентов чёрный. Гринпойнт чёрный на 4 процента.

В Куинсе аресты за марихуану происходят в 10 раз чаще в участке, занимающемся Куинс-Виллидж, чем в отделении, отвечающем за Форест-Хиллс. В оба подразделения жалобы поступают в одинаковом объёме, но Куинс-Виллидж чёрный более чем на половину, в то время как в Форест-Хиллс незначительная прослойка чёрного населения.

А на Манхэттене сотрудники участка на западе Гарлема проводят вдвое больше арестов чем их коллеги в северной части верхнего Вест-Сайда. Жалобы и туда, и туда поступают в одинаковом количестве, но в западном Гарлеме процент чёрных вдвое больше чем в верхнем Вест-Сайде.

Анализ «Таймс» вместе с интервью ответчиков по делам с марихуаной, адвокатов и полицейских, создал картину неравномерного привлечения к ответственности. В некоторых районах полицейское руководство требует от своих сотрудников активных действий в связи с запахом марихуаны и задержаний курящих людей. В других местах люди открыто курят не боясь, что мимо пройдёт патруль или их арестуют.

В чёрных районах часто совершаются насильственные преступления, и полиция чаще отправляет туда дополнительные силы, что увеличивает число попавшихся патрульным.

«Больше копов в районе означает повышение вероятности встретить курящих», – сказал Джеффри Фэган, профессор юридического факультета Колумбийского университета, который консультировал «Таймс» при анализе арестов из-за марихуаны.

Однако, исторически сложилось так, что в чёрные районы отправляют больше полицейских, чем положено при определённом уровне преступности, согласно исследования профессора Фэгана. Оно показало, что «нет верных данных» о том, что аресты из-за марихуаны в Нью-Йорке связаны со снижением числа серьёзных преступлений.

Полицейские, задерживающие курящего марихуану, по закону могут остановить и обыскать этого человека, а также проверить не находится ли он в розыске. Некоторые адвокаты и криминалисты говорят, что эти обыски и проверки по базам являются настоящими мотивами более жёсткого контроля за марихуаной в некоторых районах.

Анализ «Таймс» показывает, что по крайней мере некоторые аресты, связанные с качеством жизни, более связаны со стратегией полиции, чем с жителями, просящими о помощи, что сводит на нет аргументы, используемые полицейскими для оправдания массового привлечения к ответственности за незначительные правонарушения в эру снижения числа серьёзных преступлений.

Анализ проверил как аресты из-за марихуаны связаны с числом заявлений по поводу курения, расой, уровнем насильственных преступлений, проценту малоимущих и данных о домовладельцах на каждом участке. Он также принимал во внимание часть города, где происходил арест, чтобы учитывать разный подходы полиции по всему городу. Аресты превращались в дела, в которых самым серьёзным обвинением против человека было малозначительное владение марихуаной.

Опросы правительства показали, что чёрные и белые используют марихуану примерно в одинаковом объёме. Дым марихуаны струится по всем улицам города, от коричневых домов в районах Манхэттена, где живёт высший и средний класс, до многоэтажек в рабочих кварталах других частей города.

Мэр Билл де Блазио сказал в конце 2014 года, что полиция станет чаще выписывать повестки вместо арестов за владение марихуаной для личного использования, и будет арестовывать только за курение на публике. С тех пор полиция арестовывала примерно 17 500 человек в год за владение марихуаной по сравнению с 26 000 человек в 2014 году, и выписывала в дополнение к арестам тысячи повесток. В целом число арестов резко упало с пикового уровня в более чем 50 000 раз в отдельные годы правления мэра Майкла Р. Блумберга.

Около 87 процентов таких арестов в прошлые годы было совершено в отношение чёрных или испаноговорящих. Это соотношение остаётся примерно одинаковым в течение десятилетий, согласно исследования Гарри Г. Левина, профессора социологии колледжа Куинса.

«Что мы имеем, это людей, курящих траву в тех же местах в любом районе города, – сказал Скотт Ливай, особый консультант по защите в уголовных делах компании «Бронкс дифендерс», который исследовал аресты из-за марихуаны. – Это потому, что те районы патрулируются совершенно иначе. И на людей в этих районах полиция смотрит совершенно иначе».

В ответ на анализ «Таймс» управление полиции сказало, что очаги насилия – и в результате усиленного патрулирования – увеличили число арестов из-за марихуаны в некоторых районах. Дж. Питер Дональд, заместитель комиссионера управления общественной информации, также сказал, что в некоторых районах людях курят больше, чем в других, что поднимает статистику задержаний. Он сказал, что жалобы в 911 и 311 по поводу марихуаны в последние годы усилились.

«Сотрудники нью-йоркского управления полиции обеспечивают соблюдение закона справедливо и равномерно, не только где и когда они обнаруживают нарушения, но и в ответ на жалобы в 911 и 311, жилищных ассоциаций, общественных советов и квартальных дружин», – сказал Дональд в заявлении.

Выступая перед городским советом в феврале, шеф полиции Дермот Ф. Ши сказал: «Остальные аресты, которые мы теперь проводим, сконцентрированы в частях города, где мы получаем жалобы населения». Он спросил: «Что делать полиции, когда звонят люди?»

Данные полиции показывают, что районы с большинством чёрного и испаноязычного населения обычно подают больше жалоб в службы 311 и 911 по поводу марихуаны. Сторонники реформы криминальной юстиции говорят, что это происходит не из-за того, что там курят больше. Скорее всего, люди в бедных районах звонят в полицию потому что у них нет ответственного домовладельца, управляющего или члена кооператива, который может отреагировать на их жалобы.

Рори Ленсман, член горсовета из Куинса, который требовал от полиции данные по марихуане на февральских слушаниях, сказал, что полиция по-прежнему арестовывает тысячи людей за курение, несмотря на широкий призыв к реформе. Полиция «винит сами районы потому что они сами звонят нам».

77 полицейских участков города, возглавляемые руководителями, имеющими собственные приоритеты, представляют беспорядочные картины арестов. В Сансет-Парк в Бруклине, например, полиция совершила вдвое больше арестов чем в 2016 году, несмотря на приём примерно того же числа заявлений. А в участке, занимающемся частью северо-западного Гарлема, число арестов упало до 90 в прошлом году с почти 700 годом ранее, хотя число обращений снизилось незначительно.

Критика арестов из-за марихуаны пошла на помощь предвыборной кампании де Блазио в 2013 году, когда он победил, обещая «устранить расовое клеймо арестов по малозначимым нарушениям в связи с марихуаной». На следующий год новый окружной прокурор Бруклина Кен Томпсон, бросил вызов управлению полиции и сказал, что его кабинет прекратит преследование арестованных за незначительные нарушения из-за марихуаны.

Однако, дисбаланс сохраняется. Чёрные и испаноговорящие люди остаются главными мишенями даже в основном белых районах. В участке, занимающемся южной частью верхнего Вест-Сайда, например, белых жителей больше чем чёрных и латиноамериканцев в шесть раз, тем не менее, семь из десяти обвинённых во владении марихуаной в последние три года чёрные или испаноговорящие. В участке в Парк-Слоуп в Бруклине, где пятая часть жителей чёрные или латиноамериканцы, три четверти арестов из-за марихуаны приходится на последних.

Вопрос о том, как относиться к этому неравенству разделил политиков из стана демократов Нью-Йорка. Синтия Никсон, которая ведёт кампанию за пост губернатора от демократов против губернатора Эндрю М. Куомо, призвала легализовать марихуану и удалить данные об арестах. Де Блазио и Куомо отказались поддержать эти меры.

В уголовном суде Бруклина в прошлый понедельник люди, ожидавшие вызова заседание по обвинениям из-за марихуаны на забитых скамьях, почти все были чёрными. В интервью некоторые отказывались называть свои полные имена, опасаясь нежелательных последствий своих арестов. Они не пошли на работу или учёбу, иногда теряя сотни долларов зарплаты из-за визита в суд, иногда двух, потому что документы не были оформлены в первый раз. Все их дела были пока прекращены, так как они какое-то время не совершали ничего плохого, что было показателем, как это назвал Скотт Хечингер, старший юрист и директор по политике «Бруклин дифендер сервисиз», низкой оценки, даваемой этим делам судебной системой.

Илай, 18 лет, сказал, что курил в коридоре, потому что его родителям не нравился дым в квартире. Грег, 39 лет, сказал, что сам вообще не курил, а сидел в машине рядом со своей женой, которая, сказал он, курила марихуану, чтобы облегчить симптомы обширного склероза.

«Они делают это, потому что это самый лёгкий способ арестовать тебя», – сказал Грег.

Рашон Никол, 27 лет, сказал, что полицейские обнаружили его подругу, державшую дымящийся косяк на лестничной площадке третьего этажа дома в Бруклине. Они не стали арестовывать её, когда она начала плакать, сказал он, но сказали, что начальнику надо привести арестованного, потому что тот передал им по рации, что кто-то жаловался на шум. «Кого-то надо забрать за это», – сказал, по его словам, полицейский Николу. Поэтому они отпустили её, но арестовали его.

Несколько людей спрашивали почему полиция охотится за жителями из-за мелких нарушений типа марихуаны в районах, где процветает насилие, но не спешат на вызовы по поводу серьёзных преступлений. «Ресурсы, которые они тратят на это, просто смешные», – сказал Никол.

Комментариев нет. Войдите чтобы оcтавить комментарий.

Добавить комментарий

 
 
Наверх